Проект 22/17. Покорить пустоту. Текущее продолжение.

2038 год, поверхность спутника Юпитера Каллисто, Максим Анатольевич Казников.

- Макс, ты уверен, что этот план сработает? — Из встроенного в шлем коммуникатора, раздался взволнованный женский голос. — Если ты забыл, то счет 6:7 и он не в нашу пользу.

- Лен, не забивай эфир. Противник будет в зоне перхвата через пару секунд. Приказываю всем перейти в режим полногорадиомолчания. Связь только по лучу.

- Приняла, отбой связи. — Ответила Лена.

- Наблюдаю тройку противников. — По направленному лучу пришло сообщение от третьего члена нашей группы. — Не беспокойся, я их веду. На этот раз они от нас никуда не денутся.

Счет действительно был не в нашу пользу. Эта неделя началась очень неплохо и мы отыграли первых три раунда, но потом пошли проблемы. Наш проитвник тоже не стоит на месте и два раза на одну и ту же уловку никогда еще не попадался, а сократить разрыв и даже выйти вперед очень хотелось. Поэтому сегодняшний раунд должен стать решающим.

Условия боя очень просты. На поврехность Каллисто высаживаются две тройки боевых механизмов. Одна под управлением программ, а вторая под управлением людей. Поочередно меняется нападающая и обороняющаяся сторона. Сегодня оборонятся выпало нашей тройке и для задуманного это подходит наилучшим образом. Арсенал вооружения у обеих сторон практически идентичен, так что с этой стороны особых сюрпризов преподнести противнику не выйдет. А вот любые другие ухищрения, будь они тактическими или техническими, не возбраняются, а наоборот приветствуются. Более того, чем изошеренне тактика группы, тем больше очков она получает. Что же касается побед, то они калькуляция тут самая простая. Одна выведенная из строя единица противника, это плюс одна победа, одна потерянная единица из нашей тройки, это минус одна победа.

Вот и выходит, что для выравнивания счета нам нужно ликвидировать как минимум одну вражескую единицу, не потеряв при этом ни одной своей, а для полной победы целых две. Это может показаться не такой уж и сложной задачей, но только в том случае, если вы раньше не сталкивались с подобным противником. Да, у программ возникают давольно большие проблемы когда речь идет от ипроизации и нестандартном подходе. Но они очень неплохо компенчируют этот недостаток феноменальной скоростью обработки информации и тысячами тактических схем, которые они способны комбинировать. Да, наши наниты и нейроинтерфейс в некоторой мере позволяют нам сгладить эти различия, но все же далеко не до конца. Вот и приходится нам троим большую часть свободного времени сидеть за разработкой различных хитростей, способных подарить нам приимущество над врагом. Одну из таких хитростей, предложенную нашим третьим номером, мы и собираемся применить сейчас.

Наш противник, как впрочем и мы сами, входя в зону уверенного перехвата радиосигнала переходил на общение по направленному лучу. Пожтому основным способом засеч его метоположение было использование тепловых датчиков. Кстати, забыл сказать, что на этой неделе бои проводились на темной стороне Каллисто. Так что других источников тепла, кроме боевых единиц, на поверхности спутника нет, так что даже то слабое излучение, которое выходило за предылы корпуса, превращало робота в в некий маяк. Во на этом мы и хотели сыграть.

Считалось, что полностью убрать это излучение практически невозможно, но блягодаря идеи нашего третьего пилота мы все же смогли добится успеха. Сейчас, когда он подтвердил визуальный контакт с противником, то его и Ленын боевые скафандры начали процедуру отключения абсолютно всех устройств. Даже тех, которые входили в контур системы жизнеобеспечения. Фактически их скафандры превращались в два герметичных металлических гроба. Активным оставался только пассивный приемник направленного сигнала. А не умереть от удушья им позволит балон со сдатым воздухом, который мы добавили аккурат перед сегодняшним десантированием.

Моей же задачей сегодня будет изображать три цели вместо одной, отвлекая на себя внимание врага и выдать команду на «пробуждение» скафандрам ребят, когда они окажутся в тылу противника. Для этой цели пришлось спешно демонтировать запасные реакторы и обе навесные турели с их скафандров, чтобы получившиеся тепловые сигнаруты хоть как-то походили на оригинал. Таким образом из вооруджения у ребят оставалась только штурмовой комлекс, но зато с полуторным боезапасом, поскольку снятое вооружение в автономном режиме долго работать не будет.

Вот и все, я получил последний отчет от боевых скафандров затаившейся двойки и с минуты на минуту противник должен показатся в пределах прямой видимости. Место мы выбрали открытое, так что заметить друг-друга должны почти сразу. Единственным укрытием, на расстоянии в пару квадратных километров, можно было назвать несколько крыпных камней, за которыми я и устроил снятое с рбят оборудование. Управление ипровизированными турелями поручил боевому сопроцессору, а сам принялся внимательно следить за маневрами противника. А он то и не особо спешил сокращать расстояние и пользуясь подобными камнями, разбросанными ту и там, брал нас в полукольцо. Вот только последние метров пятьсот ему придется покрыть по почти полностью свободному от таких урытий пространству. Именно там, лишь слегка присыпанные грунтом и камными, ежат сейчас оба «затаившихся» слена моей команды. Согласно плану, противник будет искать только сигнатуры мин, у которых наименьший выброс тепла, но скафанры ребят находятся вне наиболее выгоднях путей подхода. Поэтому вероятность их обнаружения практически стремится к нулю.

Но во на забрало шлема компьютер вывел обработаную и увеличенную картинку, на которой отчетливо простипили сигнатуры тройки боевых единиц противника. Как мы и думали они сразу же рассредоточились по укрытиями. Одна двиналась в центре полукольца, а две другие отошли от нее на примерно равное расстояние. За три минуты они преодолели расстояние до открытой местности и замерли, сканируя ее всеми дступными способами. В том, что они давно засекли и мою позицию и позицию «обманок» я нимколько не сомневался. Но сейчас настал самый треводный момент, смогут ли они засеч два полностью отклченных скафандра. И чтобы понизить их шансы на успех я приказал обеим турелям открыть огонь по их укрытиям, а сам вдобавок сделал два выстрела из наплечсного гранатомета.

Кого-то достать я не рассчитывал, но сенсорным блокам это должно было помешать. Так и вышло. Проитвник пару раз огрызнулся в ответ и прекратил масштабное сканирование открытой местности. Затем послледовала минута, в процессе которой программы видимо вырабатывали какую-то тактичскю схему, после чего они начали действовать. И надо сказать, что избрали самый невыгодный для нас вариант. Они решилиь пожертвовать одной делиницей, так сказать сделать ихз нее тральщика возможного минного поля. Фактически минами мы тоже не побрезговали, но площадь была уж слишком велика, так что особой надежды на них никто не возлагал.

Надот сказать что платформа, на которой были сконструированны роботы противника, немного лучше подходила для столь пересеченной местности. Шасть их гибких и сильных конечностей позволяли им перемещятся тут с огромной соростью, которая иногда достигала ста километро в час. Тогда как наш рекорд составлял всего 83. Вот и сейчас, центральая машина, одним махом перескочившая осколок камня, за которым до поры пряталась, понеслась вперед петляя и подпрыгивая как адский кузнечик. Не будь у меня в скафандре специальных мышечных усилителей и боевого сопроцессора, то низачто бы в нее н попал. Да и сейчас это предстовлялось довольно сложной задачей. Оставшиеся ее товарки не собирались ждать, а поливали наши укрытия, так сказать из всех орудий. Да и та, что неслась в мою сторону, тоже не зевала.

Но все же мне улыбнулась удача и одна из очередей, разрывных кинетических снарядов, вывела из строя пару ее конечностей, что значительно поубавило ей прыти. Тут то оставшимся в засаде хочешь не хочеш а пришлось тоже выдвигатся в мою сторону. Правдо сделали они это очень слажено и я практически не мог высунутся из укрытия. Еще и правой турели закончился боезапас, а левую пару секунд назад подорвали гранатой. Хорошо, что я разбросал пару «глаз» возле своей позиции и теперь мог, хоть и не очень четко, наблюдать за передвижениями противника. А он времени не терял и находился уже в каких-то пятидесяти метрах от позиции поврежденной машины. Следовательно пришло время вынимать из рукава наш козырь. Вот только для того, чтобы дать команду скафандрам ребят, мне придется вылезти из своего укрытия, а это практически стопроцентная гибель. Но делать нечего, или так или полный проигрыш. Так что сформировав пакеты с подроной информацией о расположении противника, я обогнул свой камень с правой стороны и поливая роботов со всех стволов принялся смещатся в их сторону. Пусть машины думают, что это акт отчаяния.

Что они там на самом деле подумали я уже не узнал, поскольку продержался под перекрестным огнем всего лишь на пол секунды дольше того времени, которое подтребовалось на отправку пакетов нашей засаде и получении отчета о начале активации. Затем я словил три прямых попадания в шлем и выбыл из игры. Надо сказать, что хоть физически меня и не было в том скафандре, но удовольствия от виртуальной смерти еще никто получить не смог. Ощущение, скажу я вам, далено не из приятных. Плюс к тому, до конца сражения ты находишся в полнейшей темноте, тишине и неведении. Ну вроде как взаправду умер. Тоже не особо приятно, хотя я знаю одного парня, который ловит кайф от этог состояния. По его словам так спокойно ему еще ниразу в жизни не было. Именно из-за этих высказываний он и проводит больше всего времени с нашим штатным психологом.

- Раунд завершен, поздравляю с победой. — Раздался прамо в моей голове голос командной системы, следящей за проведением тренировочных боев и я очнулся в тренировочной команате.

- Ииииии, — и сраз получил мощьный ультразвуковой удар по барабанным перепонкам. — Мааксик, мы их сделали, нагрнули как последних нубов!!! — Лена как всегда в своем репертуаре.

- Я так понимаю, что все прошло успешно? — Постарался я не обращать внимание на эмоциональные выражения, которые она проялсяла каждый раз после удачного боя.

- Удачно?!! Да они обделались в свои свинцовые памперыс, когда мы с Колей восстали как два зомбака позади их мятых точек!! Давай, колюнь, расскажи ему как мы их!!! — И он получил знаменитый Ленын тычек кулаком в плече, которые ему так «нравятся».

- Да, Макс, все прошло как по маслу. Мы положили всех троих. Стреляли прямо как в тире. — Как всегда смутившись и немного покраснев ответил Николай.



4 комментария к записи «Проект 22/17. Покорить пустоту. Текущее продолжение.»

  1. «… вызывало в них что-то сродни с тем чувством, которое люди зовут удовольствием.»

    Значит воздействие донора на ГГ оказалось достаточно сильным, чтобы человеческие качества могли передаться следующему поколению! О таких программах читать не менее интересно, чем про ГГ!

Добавить комментарий