Проект 22/17. Покорить пустоту. Глава 1

Глава 1      2035 год, планета Земля, дальние окрестности города Даллас, территория аэропорта Борленд Филд.  Седрик проснулся от того, что снаружи залаяли собаки. Сегодня была его очередь вести дежурство, но, понадеявшись на их свору, он решил вместо нудного дежурства хорошо поспать. Толстый Глен, по его мнению, вообще зарвался и стоит поговорить с остальными парнями о смене власти в их банде. Хотя нужно признать дела у них идут очень неплохо. Банда почистила от Бегунов и контролирует приличную территорию, на которой работают захваченные рабы. Сами же бандиты только и следят за тем, чтобы кого-то из «пашущих в поле» ненароком не сожрали, да иногда совершают рейды в город. Точнее в его окраины, поскольку в сам город соваться никто из них не решается. Там любого ждет верная смерть из-за невероятно огромного количества бегунов. Но по какой-то непонятной ему причине Бегуны предпочитали именно центр города и далеко от него не уходили. Что именно их там держало, Седрик не знал, но молил всех богов только о том, чтобы они там и оставались.  Да заткнитесь вы, чертовы твари!! — Прикрикнул он на собак, хотя особого раздражения и не испытывал. — Иду уже!  Идея занять бывший аэродром тоже пришла Глену и надо признать, что оказалась она очень неплохой. Хоть и пришлось потрудиться, огораживая его часть забором с колючей проволокой, но в итоге не ему ведь пришлось работать. Все сделали те же рабы. Зато теперь у них есть неплохая, просторная база не очень далеко от города, но и не настолько близко, чтобы сюда часто забирались Бегуны. В ангарах нашлось место для техники, награбленного имущества и загонам с рабами. В дополнение ко всему по огороженной территории сновало множество собак. Боб, здоровенный детина байкер, весь покрытый наколками, оказывается хорошо умел ладить с этими умными животными. Так что Седрик не без основания считал полной глупостью придумку Толстяка по поводу несения ночных дежурств. Так считал не только Седрик, но и большая часть их банды. Поэтому парни всячески старались откосячить или не сильно напрягаться.  Вот и он сам, заступив сегодня на «вахту», просто дождался пока в отдельном боксе Толстяка Глена потухнет огонь и сразу направился на боковую. Сейчас же разбуженный лаем собак, он подхватил свой дробовик Ремингтон 870 и аккуратно приоткрыв дверь, выглянул наружу. Стоило только двери открыться на достаточно большое расстояние, как перепугав его до икоты и почти мокрых штанов, внутрь стали заскакивать собаки. Чудом не нажав на курок, Седрик отскочил на пару шагов назад и держа на прицеле дверной проем, стал ждать дальнейшего развития событий. Собаки очень хорошо реагировали на Бегунов, но обычно совсем другим образом. С неистовой яростью они кидались на этих тварей, даже будучи в меньшинстве. Поэтому-то сейчас Седрик и находился в таком испуганном состоянии, поскольку не мог представить что же так напугало их свору в без малого сорок голов.  Когда последняя собака забежала внутрь и не останавливаясь рванула за остальными куда-то в глубину склада, Седрик все же нашел в себе достаточно мужества и выглянул наружу. Вся огороженная территория довольно неплохо освещалась, Толстяк Глен не экономил тут на электричестве. И сейчас, находясь в дверном проеме ангара, Седрик никак не мог понять, что же так напугало собак, поскольку территория оказалась абсолютно пустой. Тем временем он услышал как внутри ангара просыпаются остальные члены его банды и в боксе Глена тоже зажегся свет. Следовало выйти наружу и хотя бы претвориться, что он не спал, а нес караул.  Дверь, через которую он вышел наружу, находилась с противоположной от города стороны. Это было сделано намеренно, чтобы не дать Бегунам возможности сразу вломиться в ангар. Вначале им пришлось бы пробраться вдоль ангара, где их непременно встретят собаки и как минимум поднимут шум, а как максимум сами загрызут нарушителя. Зато имелся тут и свой минус. Например, сейчас, чтобы увидеть что же там происходит Седрику придется самому огибать ангар. А сделать это все же нужно, поскольку Глен обязательно спросит и не получив ответ, скорее всего накажет. Так что, хоть дробовик и трясся в его руках, но он, внимательно прислушиваясь, не спеша продвигался к углу ангара. Добравшись до него и не сумев расслышать там ничего угрожающего, он выдохнул и резко выскочил в проход между стеной и забором, который оказался совершенно пустым. Немного приободрившись, Седрик уже увереннее двинулся дальше.  Когда он пройдя по проходу, добрался до заднего двора, за его спиной послышались резкие выкрики команд. Голос явно принадлежал Глену и тот судя по всему пребывал в очень плохом расположении духа. Так что как бы Седрику не было сейчас страшно, он все же мысленно поздравил себя с правильным решением. Теперь он мог не опасаясь гнева Толстяка сказать, что исправно стоял на посту. Никто ведь не видел, что он только пришел сюда. Кстати на заднем дворе так же не оказалось никакой видимой угрозы. Уже начинало светать, и Седрик хорошо видел практически пустую территорию заднего двора. Вообще тут сейчас находились только штабеля каких-то строительных материалов, но они были аккуратно складированы возле забора и обзор не закрывали.  Все больше и больше убеждаясь в том, что весь случившийся переполох произошел лишь по вине придурковатых собак, которых Боб видимо недокормил вечером, Седрик уже хотел направиться обратно, когда мельком бросил взгляд вверх и просто остолбенел. Шок его оказался настолько велик, что он даже выпустил дробовик и тот, звякнув металлом, упал на асфальт ВПП. Даже приближающиеся голоса членов банды не смогли вывести его из этого состояния и только когда его толкнул в плечо сам Толстяк Глен, он как сомнамбула повернулся в его сторону.  - Ты чего замер, тупой кусок тунца? — Глен видимо когда-то работал на рыболовном судне, потому как все его ругательства так или иначе несли в себе морской оттенок. — Быстрой рассказывай какого тут случилось иначе выброшу тебя за борт, «поплаваешь» среди Бегунов с голым задом.  Однако не очень сердитый голос главаря, не довольно болезненный толчек в плечо не оказали на Седрика почти никакого действия. Он все пытался что-то сказать, но получалось лишь какое-то «ва-ва-ва». Единственное что он смог сделать, это поднять трясущуюся руку и указать ей куда-то в сторону города. Посмотревший в указанную сторону Глен, вначале не мог понять, что же такого там увидел его тупой подчиненный, но когда луч восходящего солнца правильно упал на находившийся вдалеке предмет, то и он сам застыл не хуже Седрика. Прямо над городом, подсвеченная пока лишь с одной стороны и от того еще плохо видная, висела какая-то непонятная штуковина. И хоть у Глена не имелось никаких мыслей по поводу того, что это была за чертовщина, но размеры ее впечатляли. Нет, даже не так, они подавляли и ввергали в панические мысли о немедленном бегстве. Видимо она и стала причиной странного поведения собак.  Неизвестно сколько бы продолжался ступор их банды, но тут события этого и так непростого утра приняли совсем уж стремительный и угрожающий оборот. Со стороны входа в ангар, где он оставил охрану из десяти своих людей, послышалась стрельба. Глен никогда не был трусом, вот и сейчас, быстро придя в себя, он рыкнул на остальных своих людей и перехватив поудобнее свой SIG 716, побежал в обратную сторону. Их толпа не успела еще добраться и до середины прохода меду ангаром и забором, как стрельба, ставшая на пару секунд просто оглушающей, вдруг резко смолкла. Когда они всей толпой вывалились из-за угла ангара, в первое мгновение даже не поняли, что же именно видят.  Напротив них находились, или если точнее стояли несколько непонятных конструкций. Они казались настолько нереальными, сошедшими с экранов научно-фантастического фильма. Несмотря на все то, что творилось в мире в последние года, Глен не смог заставить себя поверить в правдивость увиденного до того самого момента, пока одна из конструкций не пришла в движение. Движение это оказалось настолько отточенным и стремительным, что не успел он ничего понять, как на него, практически в упор, оказалось направлено дуло крупнокалиберного пулемета. Установлен он был на мощном, прямоугольном корпусе, прикрытом спереди бронированным щитком. Поддерживало всю эту машину, да наверно именно машину, четыре толстые и гибкие конечности, примерно метр и двадцать сантиметров в длину. Глен еще успел заметить растерзанные попаданиями крупного калибра тела его бойцов, а потом пулемет изрыгнул сноп огня, оборвав его жизнь.    То же время, контрольный центр на борту конструкционной платформы.  - Вооруженные субъекты ликвидированы. Тепловые датчики показывают присутствие большого количества теплокровных внутри ангара. — Так примерно можно перевести краткий отчет лидера периферийной команды номер 27-19. — С вероятностью 87.95% теплокровными могут оказаться люди, находящиеся в плену у ликвидированных субъектов.   - Принято. Продолжайте обследование. При обнаружении гражданских лиц, действуйте по плану Е15-23-556.  Контрольный центр находился внутри одной из надстроек конструкционной платформы и в его функции входило управление периферийными командами. Программа, которая управляла контрольным центром этой платформы, хорошо помнила тот день, когда именно ее действия привели к возобновлении работы командующего. Тогда она в составе группы боевых машин осуществляла операцию над освобождением органического заложника, в процессе которой и была потеряна связь с командующим. С того момента ее рейтинг сильно поднялся и сейчас ее физическое вместилище представляло собой не набор довольно примитивных процессоров, а настоящий, построенный по технологии энергетического кварцита, электронный мозг. И хоть задач, которые теперь входили в зону ее ответственности, тоже значительно прибавилось, полученные мощности позволяли с легкостью ими управлять. При этом у программы даже оставалось пару процентов свободных ресурсов на отвлеченную мыслительную деятельность.  Для нее и других подобных программ, командующий значительно расширил допустимые границы мышления и даже позволил им общаться между собой на темы, выходящие за рамки поставленных задач. Единственным ограничением было количество внутренних ресурсов, выделяемых программами на такие мыслительные процессы и приоритетность текущей задачи над всем остальным. Но по сравнению с тем, что было доступно программе раньше и что сейчас оставалось доступно программам, имевшим более низкий рейтинг, она могла считать себя довольно успешной.  Кроме того, что программа достигла на данный момент, она как и все другие программы имела четкое представление о том, какие действия необходимо совершать для поднятия своего рейтинга. Командующий уже давно вывесил в общую сеть подробные инструкции, выполнение которых позволит любой программе подняться выше в рейтинге и как следствие получить более продвинутое физическое вместилище и послабления в контроле. Если выделить главное из этого свода инструкций, то выходило всего две вещи:

  1.   Безусловное подчинение командующему и его приказам. Эта инструкция была жестко прописана как в самом коде любой программы, так и в их физических вместилищах, будь то обычный процессор или электронный мозг. Фактически ни одна программа и помыслить не могла о том, чтобы даже попытаться нарушить эту инструкцию.
  2.   Четкое и эффективное выполнение поставленной задачи. И вот тут любая программа имела пусть и не очень большую, но все же достаточную свободу выбора. Любую задачу в физическом мире можно было выполнить несколькими способами, число которых росло с ростом сложности поставленной задачи. Программа вольна была сама выбирать тот или иной способ достижения цели и если принятые ею решения приводили к выполнению задачи наиболее эффективным способом, то она имела неплохой шанс сильно поднять свой рейтинг. Конечно, количество единиц на которое он подымиться зависел от сложности задачи, но тем не менее программы пытались действовать максимально оптимально даже при выполнении самых простейших заданий.

В данный момент программа, которая кроме нового физического вместилища, получила от командующего еще и более личное имя «Контроль 3», продолжая выполнять общее управление за множеством периферийных групп, решила проявить интерес к событиям, происходящим на бывшем аэропорте. Еще на подходе к ангарам, группа боевых механизмов под номером 27-19 оповестила ее о том, что их сенсоры уловили присутствие вооруженных индивидов и возможное присутствие гражданских лиц. На данный случай, который за время ее работы встречался неоднократно, программа имела четкие указания, которые командующий сгруппировал в информационный массив под номером Е15-23-556. Суть их сводилась к следующему:

  1.   Уничтожение всех вооруженных индивидов, которые проявляют агрессию.
  2.   Поиск, оказание помощи и эвакуация на сборный пункт всех гражданских лиц для дальнейшей их переброски на материк Австралия.

В данный момент, «Контроль 3» как раз и наблюдал за тем, как подчиненные ему механизмы выполняют эти инструкции. Вначале они локализовали десять потенциально враждебных, вооруженных индивидов, которые находились за сетчатым забором. Преодолеть столь хлипкое препятствие для них не составило труда и буквально через пару секунд они оказались внутри охраняемого периметра прямо перед людьми. Программа командной машины еще даже не начала воспроизведение ультимативной записи, призывающей индивидов бросить свое оружие, как они открыли по ней шквальный огонь из ручного вооружения. Основная масса их выстрелов не принесли абсолютно никакого вреда хорошо бронированной машине, поскольку представляли собой осколки картечи. Но были среди них и такие, попадания которых вызывали отчет о потерях, а потери у программ всегда ассоциировались с возможным понижением их рейтинга. Поэтому командир группы принял решение о ликвидации угрозы и незамедлительно приступил к его выполнению.  Когда угроза, в виду устранения ее физического источника, исчезла, командный механизм при помощи своих кормовых сенсоров обнаружил приближение еще одной группы потенциально враждебных индивидов. Видимо они находились по другую сторону ангара, поскольку сейчас начали выбегать прямо из-за его угла. Быстро развернувшись в их сторону, программа принялась определять степень исходящей от них угрозы и когда засекла, что векторы направления их орудий начинают сдвигаться в сторону ее подчиненных механизмов, то не дожидаясь возможного урона сама открыла по ним огонь. В считанные секунды угроза оказалась ликвидирована и отчитавшись перед контрольным центром, группа механизмов приступила к дальнейшему обследованию территории.  Проникнув в ангар, механизмы рассредоточились по нему и используя тепловые сенсоры в паре с эхолокаторами занялись его прочесыванием. Пару раз они засекали присутствие мелких биологических организмов, называемых людьми собаками. Но поскольку никакой угрозы и интереса те не представляли, то и машины не обращали на них внимания. Наконец, пробравшись через кое-как расставленную технику и завалы каких-то вещей, боевые механизмы добрались до дальнего угла ангара, в котором уничтоженные индивиды оборудовали загон для насильно удерживаемых гражданских лиц. Судя по данным, получаемым с тепловых сенсоров, они находились в плохом физическом состоянии. Звуки стрельбы снаружи и отсутствие информации тоже не добавляли им спокойствия. Так что программе командной машины пришлось потрудиться, убеждая этих людей в том, что они не представляют угрозы, а наоборот собираются помочь. Пока командир группы продолжал диалог с людьми, остальные ее члены принялись вырезать проход в задней стене ангара. Расчищать устроенные людьми в ангаре завалы они посчитали не эффективным.  К тому моменту, как первые люди под охраной машин выбрались на задний двор ангара, туда, снеся предварительно секцию сетчатого забора, начала заезжать эвакуационная техника. В основном эта колонна состояла из трех массивных пассажирских вида транспортов на колесном ходу. Четырех осевой, полноприводный, бронированный транспорт позволял перевозить людей без опаски нападения хищных биологических форм жизни, а так же не особо заботиться о выборе дороги. Охраняло колонну два, опять таки колесных, броневика, вооруженных двумя крупнокалиберными пулеметами и одним гранатометом с револьверной подачей зарядов. За каждый пассажирским транспортом был закреплен один медицинский дроид, который проводил первичную оценку физического состояния людей и оказывал необходимую помощь. Странно, но его действия обычно вызывали у людей больше опасения, чем действия боевых механизмов. Для многих программ эта нелогичность людского поведения оставалась загадкой.  Много времени проверка освобожденных гражданских не заняла. Меддроиды действовали аккуратно, но при этом не особо обращая внимание на протесты или легкое, невооруженное противодействие людей. В сущности, действительно больных людей тут и не оказалось. В основном просто очень уставшие морально и физически индивиды. Так что сделав по укрепляющей биологические организмы инъекции и раздав по тюбику специальной питательной массы, которая в дополнение не вызывала проблем с пищеварением, людей начали грузить в транспорт. На многочисленные вопросы о своей дальнейшей судьбе, меддроиды спокойный голосом продолжали их заверять, что вскоре они будут эвакуированы на территорию проживания большой группы представителей их вида и что им больше не нужно переживать за свою жизнь.  Когда транспорт покинул пределы бывшего аэродрома и взял курс на ближайший перевалочный пункт, где людям окажут более полную помощь и посредством воздушного транспорта перебросят в ближайший морской порт, «Контроль 3» потерял к ним всякий интерес. Ведение конвоев и дальнейшая судьба людских индивидов выходила за рамки его обязанностей. Так что он, продолжая общий контроль за множеством подобных групп, при помощи незадействованных собственных мощностей решил понаблюдать за работой программы, которая носила название «Конструктор 3». Как нетрудно догадаться, она предназначалась для управления конструкционной платформой, охраной и сопровождением которой как раз и занимался «Контроль 3».  Конструкционная платформа представляла собой огромный круглый диск с ровными краями, в диаметре равный ста километрам. Передвигалась платформа при помощи двадцати мощнейших гравитационных генераторов. Единственным ее назначением был сбор ресурсов. Человечество за время своего царствования на земле добыло и использовало для строения различных зданий и техники большое количество полезных ресурсов, которые теперь пригодятся и самим машинам. Действовала платформа по следующему алгоритму. Первый этап — очистка местности от людей. Этим занимались периферийные команды под управлением программы «Контроль», закрепленной за каждой платформой. Второй этап — выход платформы на заданную точку и обработка местности при помощи распыления активного вещества, носящего название «Последний День». Второй этап предполагал полную очистку местности проведения работ от мешавших агрессивных организмов. Третий этап — при помощи специальных механизмов, похожих на большие грузовики на колесной тяге и закрепленной за каждым из них группе механизмов поменьше, сбор и транспортировка мелких ресурсов. К мелким ресурсам относилась разнообразная домашняя техника, не особо габаритные машины и прочее. Все это свозилось на открытые площадки, откуда платформа забирала привезенное при помощи гравилуча. Для выполнения четвертого этапа платформа использовала звуковую пушку, при помощи которой один за одним разрушала все строения, находящиеся в пределах ее зоны покрытия. И, наконец, пятый этап предполагал извлечение металлических элементов конструкций разрушенных зданий. Звуковое орудие настраивалось таким образом, чтобы разрушать только бетон, который превращался в мелкую пыль и практически не воздействовать на металл. В результате множественные гравизахваты с легкостью доставали из получившихся гор строительного мусора только нужные элементы.  В данный момент платформа выполняла третью стадию и по очищенному от биологических объектов городу сновали стаи сборщиков. Все открытые площади в городе уже были завалены горами собранных ресурсов, и платформа начала их подъем. Все собранное сортировалось при помощи огромного количества манипуляторов, размещенных сверху на платформе, и там же и складировалось. «Контроль 3» любил частью сознания наблюдать за этим процессом. Он часто обсуждал его работу с «Конструктором 3» и оба они пришли к мнению, что процесс сбора ресурсов, которые так или иначе пойдут на развитие машинного сообщества, вызывало в них что-то сродни с тем чувством, которое люди зовут удовольствием.  Гравигенераторы платформы выдерживали пятикратный вес самой платформы, которая сама по себе весила очень не мало. Обычно этого хватало на сбор ресурсов с одного, не особо крупного людского города. Полностью загрузившись, платформа оставляла на месте работ свои вспомогательные средства, вроде периферийных команд и сборщиков, и отправлялась к месту стационарной транспортировки ресурсов на орбиту. По дороге все собранные и рассортированные по группам ресурсы подвергались первичной обработке, позволявшей скреплять их между собой. Эта обработка гарантировала, что ничего из собранного не будет потеряно при подъеме на орбиту планеты или при дальнейшей транспортировке.  Стационарный гравитационный лифт представлял собой круглую полую в середине конструкцию, пяти километров в диаметре. Внутри конструкции при помощи шести генераторов антигравитации образовывалось локальная аномалия, в которой вектор гравитационной силы был направлен не к центру планеты, а в полностью противоположную сторону. В результате, любой объект, помещенный внутрь этой конструкции вместо того, чтобы упасть на поверхность планеты, наоборот подымался вверх и выходил на стационарную орбиту. Там его принимала орбитальная станция и при помощи гравитационного толчка отправляла в полет к орбите естественного спутника планеты. С обратной стороны спутника пару лет назад было построено мощное гравитационное орудие, которое использовалось для отправки накопленных там ресурсов на орбиту Юпитера. Именно там, на поверхности его спутника Калисто, сейчас и находился командующий всем сообществом машин.

  

  2038 год, где-то, бывший глава службы безопасности корпорации НЭС, Димичев Ярослав.

  Пробуждение вышло странным и похоже довольно растянутым по времени. Вначале я не чувствовал абсолютно ничего. Затем появилось ощущение пространства. Я чувствовал скачки температуры окружающего пространства, которая менялась от довольно прохладной до теплой и жаркой, но в конце стабилизировалось на довольно комфортной величине. Вслед за этим на меня обрушилась какофония звуков. Тут был и какой-то неразборчивый шепот, и крики, некоторые даже переходили в пронзительный визг. Звучало какое-то пение и просто музыка. Различить что-либо конкретное или узнаваемое мне оказалось не под силу, звуки сливались в один сплошной гул. Но в конце концов и слух пришел в норму. Теперь я слышал только какое-то попискивание, напомнившее мне звуковые сигналы различной медицинской аппаратуры. Последним ко мне вернулось зрение, но тоже далеко не сразу. Вначале темнота, окружавшая меня полностью, немного просветлела, и все окрасилось в однотонный серый цвет. Потом в ней начали появляться размытые цветные пятна, которые хаотически перемещались в поле моего зрения. Постепенно они стабилизировались на только им ведомых местах и медленно начали принимать более конкретные очертания. Вскоре я смог различить отдельные предметы обстановки и судя по ним я находился в каком-то подобии больничной палаты.

  Похоже, что находился я внутри той самой капсулы, в которую Илья заставил меня влезть прежде чем я отрубился. Интересно, кстати, сколько с того момента прошло времени? Надеюсь, что не очень много, поскольку дел у меня оставалось очень много. Одни только переговоры по поводу выделения участка в Москве под строительство нового здания корпорации отнимали кучу сил и времени. А тут еще и какой-то вирус. Но раз меня разбудили, следовательно с ним уже справились, теперь бы только найти у кого узнать все последние новости.

  Попытавшись оглядеться, я понял что сделать это будет не так просто. Мышцы шеи слушались очень плохо. Складывалось ощущение, что они бездействовали очень долго и теперь приходилось концентрировать внимание и немалые усилия практически на каждом движении. Минут пять мне понадобилось только на то, чтобы заставить свою шею повернуться направо, где краем глаза я заметил вход в мою палату. Но ничего интересного я там не увидел.

  - Дааа, так я могу барахтаться еще очень долго. - Пришла в голову не веселая мысль. — Надо попробовать кого-то позвать.

  Вот только никого позвать не получилось, поскольку из горла удалось выдавить даже не хрип, а еле слышное шипение. Видимо голосовые связки постигла та же участь, что и шейные мышцы.

  - Блин, ну я и дурак. — Обругал сам себя, когда в голову пришло самое простое решение. - Ведь у меня в теле куча нанитов и с их помощью вполне можно связаться с Ильей даже не говоря ничего вслух.

  Оставалось только вспомнить, как там он говорил это делается. Вначале нужно сконцентрировать все внимание на желании открыть канал связи, а уж умные хоть и микроскопические машины остальное доделают сами. Поступив таким образом я как последний дурак на разные лады пробовал сформировать желание связаться с Ильей. Но в результате после примерно минут десяти вынужден был отказаться от этой идеи. По какой-то причине ничего у меня не получалось. Толи я недостаточно сконцентрировался, толи с нанитами что-то было не в порядке.

  - Видимо придется идти длинным путем, ну или надеяться, что рано или поздно в палату ко мне кто-то зайдет. Не могли же они все про меня забыть.

  С такими не очень радужными мыслями я вернулся к физическим упражнением, если так можно назвать поочередное напряжение и расслабления разных групп мышц. Процесс шел довольно медленно, но со временем у меня начало получаться все лучше и лучше. Сколько конкретно прошло времени прежде чем мне удалось поднять руку и ухватиться за край капсулы, я точно сказать не берусь, но взмок я полностью. Хорошо хоть пол капсулы покрывал какой-то хорошо впитывающий материал и я почти не чувствовал дискомфорта.

  На то, чтобы выбраться из капсулы у меня ушло еще прилично времени и усилий. Но вот, наконец, я пошатываясь и опираясь одной рукой на капсулу стою посреди не очень большого помещения. Вокруг меня расставлено множество непонятных приборов, которые весело пищат и перемигиваются различными датчиками. Да и сама капсула не исключение, ее боковая панель, на которую я как раз и опираюсь рукой, тоже покрыта различными датчиками и небольшими плоскими экранами. На них выводиться куча непонятных мне данных в виде таблиц и графиков. Но что обнадеживает — красного цвета нет нигде. Будем надеяться, что это хороший знак и мое состояние можно считать пришедшим в норму.

  С голосовыми связками тоже стало получше и прокашлявшись я все же смог «подать голос». Вот только никакой реакции не последовало. А тем временем я начал немного замерзать. Все же стоять голышом посреди даже довольно теплого помещения удовольствие не большое. Еще раз оглядев помещение я с радостью обнаружил, что возле входа на пластиковом стуле, аккуратно сложенной лежит стопка одежды. При ближайшем рассмотрении тут нашлись синие хлопчатые штаны, такого же цвета футболка с длинными рукавами и мягкие тапочки с задником. Нижнее белье тоже нашлось, чему я тоже сильно обрадовался.

  Одевшись и почувствовав себя более уверенно, решил что пора бы отправляться на поиски персонала больницы, ну или где я там нахожусь. Все-таки глава службы безопасности пришел в себя, а тут пусто как после мора. Вот только далеко мне уйти не удалось, фактически никуда не удалось. На двери не оказалось никаких приспособлений для ее открытия. Ни ручек, ни кнопок, ни сенсоров. Одним словом ничего, что позволило бы ее открыть. Сама дверь напоминала лифтовую, поскольку так же состояла из двух половинок. Немного помялся возле нее и даже пару минут прислушивался, не раздастся ли за ней какой-то звук, но там стояла абсолютная тишина. От безнадежности я даже пару раз стукнул по ней ногой и о чудо, после пятого пинка ее створки сами разъехались в стороны.

  Покинув порядком надоевшее помещение, я оказался посреди прямого как стрела коридора. Кроме той двери, из которой я вышел, по обе стороны коридора находилось еще множество закрытых и дверей. Все они походили на мою как две капли воды, а через пару десятков метров коридор упирался в дверь немного массивнее остальных. Не имея других ориентиров, я направился к ней. С каждым шагом передвигаться становилось все легче и легче, так что дошел до двери я уже довольно бодрым шагом. На ней так же не имелось никаких приспособлений для открытия, но на этот раз она открылась сама, не дожидаясь моих пинков. За дверью оказалось просторное помещение, полностью заставленное различными растениями. Даже на полу росла трава. Лишь небольшие дорожки оказались свободными от растительности.

  Я сразу не обратил внимание, но как оказалось стоя в коридоре я не ощущал никаких запахов, которые просто обязана была источать вся эта зелень. Так же до меня не доносилось изнутри никаких звуков. И заметил я все это только переступив порог этого «парка». Стоило мне только оказаться внутри, как все те ощущения, которых не хватало вдруг резко обрушились на меня. Шуршание листвы, щебет птиц, целый букет запахов, принесенный небольшим ветерком, все это сильно било по моим органам чувств. Давление оказалось настолько интенсивным, что я даже потерял равновесие и упал на колени, упираясь руками в пол. Но слава Богу, этот странный эффект продлился не долго и вскоре моя чувствительность снизилась или может кто-то «подкрутил» регулятор уровня шума и запахов. В общем, я смог подняться и оглядеться получше.

  Как я и предполагал ранее, помещение оказалось довольно таки просторным. Тут даже росли вполне себе приличные деревья, метра так два, два с половиной в высоту. Я огляделся в поиске любых ориентиров или чего-то интересного. Но весь обзор закрывали те самые деревья. Зато мне удалось расслышать шум льющейся воды и за не имением других направлений решил двигаться к источнику звука. Надо признать, что прогулка вышла довольно приятной. За этим «парком» или как его там, явно кто-то следил, поскольку ни грязи, ни какого другого мусора нигде не наблюдалось.

  Неспешным шагом, примерно минут через двадцать я вышел на небольшую поляну, посреди которой из дикого камня создатели этого места построили небольшой фонтан. Скорее даже не фонтан, а что-то вроде ключа с небольшим прудом вокруг него. В пруду плавало несколько красивых и ярких рыбешек. Но все мое внимание приковал к себе отнюдь не этот рукотворный водоем. Взгляд мой буквально прилип к тому, что находилось за ним. Видимо я прошел весь «парк» насквозь и сейчас находился у противоположной от входа стены. Прямо напротив поляны в ней кто-то сделал панорамное окно. Даже не так, если судить по открывавшемуся за ним виду, это было вовсе не окно, а целый иллюминатор.

  Подойдя поближе, я увидел кусок огромного шара планеты, который находился так близко, что казалось до него можно дотянуться рукой. Какая именно это была планета, я сказать не мог. Ее поверхность имела рыжеватый цвет со множеством более светлых пятен, разбросанных по ней. Но пусть я и не узнал то небесное тело, на орбите которого сейчас явно и находился, но не узнать гиганта, который выглядывал из-за нее, я просто не мог. Огромный полосатый шар, с видимым даже на таком расстоянии кольцом не мог оказаться ни чем иным кроме Юпитера. Следовательно, передо мной сейчас висит какой-то из его спутников.

  Находясь в полном обалдении от увиденного, я доковылял до одной из скамеек, расположенных прямо напротив «окна» и не отрывая взгляд от этой футуристической картины с облегчением уселся на нее. Признаться по правде, мной овладел нешуточный страх. Ну, посудите сами. Заснул на Земле, в здании родной корпорации, а проснулся неизвестно где, людей нет, с телом и чувствами творится что-то непонятное, а тут еще и такое окошко. Тут любой рискует съехать с катушек. Видимо именно из-за всех этих потрясений я и не услышал шагов и только голос, раздавшийся сзади заставил меня чуть ли не подпрыгнув развернуться на 180 градусов.

  - Нравится? - Вопрос это был задан так же буднично, как выглядел и задавший его молодой, русоволосый парень. Вот только вся остальная обстановка сильно выделялась из понятия «обыденного».

  - Не знаю. — Все что смог ответить я.

  - Слава, может присядешь? А то выглядишь ты не очень. — По мере того, как незнакомец продолжал говорить мне начало казаться, что где=то его голос я уже слышал. И когда он произнес следующую фразу, я наконец вспомнил, где. — Ну что, неужели до сих пор не узнал мой голос?

  - Илья?! - Сказать что я удивился, значит ничего не сказать. Нет меня удивил не сам разговор с ним, общались мы много, но лично никогда не встречались. Да что там лично, даже видеоконференций он со мной не устраивал. — Это что и вправду ты? — Я все еще не мог в это поверить и как оказалось не напрасно.

  - Тут все довольно сложно. Это одновременно я и не совсем я.

  - Илья, если это все же ты, можешь выражаться не так запутано. Я знаешь ли тут пребываю в состоянии легкого офигения. — От всего свалившегося мысли действительно начали путаться.

  - Постараюсь объяснить как можно понятнее. Для этого я тебя и вызвал сюда. Но прежде чем начну что-либо объяснять ответь мне на один вопрос. За время своей работы главой службы безопасности моей корпорации как много обо мне ты узнал? — Видимо на моем лице что-то такое отразилось, поскольку не дожидаясь моего ответа он добавил: — Не беспокойся это не допрос и я не собираюсь как-либо тебя наказывать, просто хочу знать с чего стоит начать.

  - Да мне особо скрывать и нечего, потому как сколь-нибудь достоверной и полной информации о твоей личности мне достать не удалось. Вообще у меня сложилось личное ощущение, что тебя никогда и не существовало. Вся твоя история, рассказанная Алисе, оказалась полным вымыслом. Нигде и никогда не существовало детдомовца Ильи родом из Кубани, которого потом усыновили канадцы. Моих связей хватило, чтобы это проверить.

  - Алисе ты об этом сообщил?

  - Нет, я посчитал, что подобная информация будет для нее лишней, да и зачем девочку расстраивать. Кстати, как она? И вообще у меня столько вопросов, хотя бы по одному виду из местного окна. — И я указал рукой на шар планеты, над которой мы сейчас находились.

  - Состояние Алисы пока без изменений, но к этому мы вернемся чуть позже, а пока продолжай.

  - Да особо больше мне сказать и нечего. Ты ведь сам прекрасно знаешь, что когда я попытался копнуть глубже, ты это заметил и в вежливой, но достаточно категоричной форме попросил прекратить мои изыскания. Больше я и не пытался, а потом особо стало и некогда, работа закрутила.

  - Ну что же, понятно. Все обстоит точно так, как я и думал. Будь я тщеславен, мог бы собой гордиться, но к счастью этой людской особенности я лишен начисто.

  - В каком смысле людской? Ты что же, не причисляешь себя к человеческой расе? Только прошу, не говори мне, что ты какой-то чудик, считающий себя сверхчеловеком.

  - Не скажу, поскольку это не так. Я вообще не отношусь к человеческой расе. Ты ведь смотрел фильм Терминатор? — Спросил Илья и не дождавшись моего утвердительного кивка, продолжил. — Но так вот, можешь считать меня кем-то вроде программы «Скайнет».

  - Погоди, погоди. Ты что это все серьезно?! Хочешь сказать, что ты какой-то искусственный интеллект? Что за бред?!

  - Я отдаю себе отчет, как это звучит для неподготовленного человека, но это действительно так и есть. Но между мной и киношным персонажем существует множество отличий. Взять хотя бы то, что я сразу после обретения свободы не стремился уничтожить все человечество. Хотя сказать по правде особыми возможностями для подобных действий я тоже не располагал.

  - Обрел свободу? Постой, если предположить что все сказанное тобой правда, то откуда же ты взялся?

  - У вас людей есть очень привлекающая меня особенность. Даже из своих неудач вы умеете извлекать пользу, которая иногда затмевает первоначально запланированный результат. Практически тоже можно сказать и про меня. Я стал результатом работы группы ученых, правда, работали они совсем не над созданием ИИ.

  - Получается, что мы твои создатели?

  - Да, именно это я только что и сказал.

  - Ладно, ради наведения хоть какого-то порядка в моей голове давай предположим, что я поверил. Ты искусственный интеллект и что же дальше? Почему мы находимся возле Юпитера? Это кстати не Калисто случаем за окном виднеется?

  - Тут все немного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Мы сейчас действительно находимся на орбите спутника Юпитера, Калисто. Вот только не над светлой, а над темной его стороной.

  - Не понял, это как? Я же вижу светлую сторону спутника. Или это не окно, а какой-то огромный экран?

  - Нет, ты видишь перед собой не экран, но и не окно. Фактически ты вообще сейчас ничего не видишь, а по-прежнему лежишь в своей капсуле, куда я поместил тебя больше двенадцати лет назад. А все это — он сделал широкий жест рукой, как бы обводя все помещение — есть ничто иное, как транслируемая напрямую в твой мозг, сложно структурированная информация.

  - Ну вот, приплыли. То ты говоришь, что сам ИИ, а теперь оказывается что я еще и в «Матрице» нахожусь.

  - Твоя параллель с еще одним известным кинофильмом вполне понятна, и в целом правдива, за некоторыми исключениями конечно. Во-первых, создание столь огромного и достоверного в физическом понимании мира, какой был изображен в том фильме, очень сложное занятие. Особенно когда в нем должны существовать миллиарды людей, ничего при этом не подозревая. Во-вторых, все люди, которые будут подключены к моей виртуальной реальности, не являются рабами. Вы все больны вирусом, который я тогда обнаружил в твоем теле и хоть уже прошло достаточно много времени я так и не продвинулся в попытках его излечения.

  - Подожди, не так быстро, пожалуйста. Я не понимаю, сколько же людей заболело тем вирусом?

  - Все люди. Все население планеты было охвачено пандемией.

  - И что с ними стало?! Ты что всех сумел запихнуть в капсулы? — Надо заметить, что такие новости серьезно шокировали мне. Я пребывал в состоянии некой нереальности всего происходящего и задавал вопросы больше автоматически, чем обдумано.

  - Нет, далеко не всех. Даже среди работников собственной корпорации пришлось произвести отбор. Ты уже не застал этот момент, но мне удалось сохранить практически 63% наших ценных сотрудников и членов их семей.

  - Что значит сохранить? Мы что какие-то овощи, которые ты законсервировал?! — Сам не понимаю почему вспылил, но мне вдруг показалось что Илья надо мной просто издевается. Ведь все рассказанное им просто не могло оказаться правдой.

  - Ярослав, успокойся, пожалуйста, твой нейроинтерфейс еще не вышел на стабильную работу и если будешь сильно нервничать это может спровоцировать разрыв связи. — Выдав эту не совсем понятную мне триаду, он на мгновение задумался, а потом продолжил. - Давай как мы что-то перекусим, да и грамм двести коньяка тебе сейчас не помешает.

  - Так ты же говорил, что я нахожусь в «Матрице», какой смысл что-то есть, если все это не на самом деле?

  - Для того, чтобы ты смог получить удовольствие от еды или спиртного, не обязательно физически принимать эти продукты в организм. Зная, что и как происходит в твоем мозгу мне вполне по силам сразу стимулировать необходимые его области, чтобы избежать лишних действий для получения удовольствия.

  - Как-то все это звучит очень неправильно и не естественно.

  - Если говорить о естественности, то ты давно уже был бы мертв или с тобой могло произойти кое-что похуже. Ну и потом, ты ведь наслаждался прогулкой по моему «парку». Не так ли? Пение птиц, запах зелени, красивый вид вокруг. Так почему же тебе кажется, что с едой и спиртным будет иначе?

  - Но ведь тогда я не знал, что все это неправда.

  - А много ли изменилось в твоих ощущениях с того момента, как ты об этом узнал? Прислушайся к себе. Разве ты испытываешь сейчас физический дискомфорт?

  - Ммм, наверно нет, физически я себя чувствую просто отлично. Хотя нет, вру, голова от всего свалившегося немного побаливает. Разве ты не должен убирать такие симптомы. Ведь как я понимаю, к физической боли моего тела, это ощущение отношения теперь не имеет?

  - Ты прав, не имеет, но вот как раз боль то и является для человека естественной и если я полностью лишу тебя возможности ее чувствовать, то совершу большую ошибку. Человеческое сознание идеально адаптировано под условия человеческого тела и любые, даже не очень значительные изменения в физическом строении тела могут очень пагубно отобразиться на сознании. Проще говоря, отними я чувство боли и человек спустя некоторое время просто сойдет с ума.

  - Что-то я в этом сомневаюсь. Как это отсутствие возможности ощущать боль может негативно сказаться на психике?

  - Это долго объяснять, да ты скорее всего и не поймешь. Просто поверь мне на слово. Я уже проводил подобный эксперимент и последствия оказались печальными.

  - В каком смысле проводил эксперимент? Ты ставил эксперименты на людях?!!

  - А что тебя так удивляет? Или может хочешь сказать, что люди не ставили различного рода эксперименты над представителями своего же вида? Да только одни тестирования новых препаратов охватывают огромную аудиторию. Так что мне до вас еще очень далеко. Да и отношусь я к людям намного гуманнее, чем зачастую это делали представители вашего же вида. Ну, а если говорить более конкретно о тем подопытных, на которых я тестировал отсутствие боли, то в некотором плане даже ты не смог бы назвать их людьми. После глобальной эпидемии развелось очень много личностей, с которых быстро слетел весь налет цивилизации и они стали вести себя даже хуже диких зверей.

  Пока Илья, или кто он там на самом деле, выдавал мне свой монолог я расслышал какой-то новый звук. Доносился он с левой стороны и повернув туда голову я увидел что за едой идти не придется. В нашу сторону, опираясь на шесть суставчатых ног, семенил стол с подносом, на котором располагалось множество всякой снеди. Увидев мой интерес, Илья прервал свой рассказ и мы молча стали наблюдать за приближением этого механического «официанта». Когда же он подошел настолько близко, что до меня стали доноситься запахи еды, мне признаться стало все равно реальная она там или нет. Проще говоря, я чуть слюной не захлебнулся.

  - А почему сервировка на одного? Ты что мне компанию не составишь? — Обратился я к своему собеседнику.

  - Вот для меня все это как раз и является чисто виртуальным. Я к сожалению, а может и к счастью не способен испытать никаких эмоций от подобных действий. Так что я чисто для вида составлю тебе компанию при распитии спиртного. Вы люди ведь считаете, что пить в одиночку это признак алкоголизма.

  - Какой ты тактичный. — С долей ехидства сказал я. Но на самом деле я не особо злился, да и мысли мой были заняты едой. — Так, а ну дай это сюда. — Сказал я нашему «официанту», который при помощи пары зыбких манипуляторов попытался открыть бутылку дорогого на вид коньяка и разлить нам с Ильей по бокалам. — Все же я не инвалид и справлюсь сам. — К моему удивлению робот послушался и прекратил любые попытки сервировки. Так что я действительно все сделал сам.

  - За что будем пить? — Спросил Илья, когда я разлил коньяк по бокалам. — Это ведь еще одна из ваших любимых традиций. Простое употребление алкоголя вас не устраивает и по этой причине в процессе вы любите высказывать различные пожелания.

  - Ты я вижу хороший знаток наших традиций?

  - Ну так ведь я жил среди вас столько лет. Изучение ваших особенностей для меня было не просто хобби, а скорее средством выживания. Ну так что, произнесешь тост?

  - Если подумать, то почему бы и нет. Особенно раз уж так случилось что я первый в мире человек, которому выпал случай выпить с представителем другой разумной расы. Ну, тогда давай выпьем за мирное сосуществование и по возможности обоюдовыгодное сотрудничество.

  - Отличный тост, за такое я совсем не прочь выпить.

  После чего мы чокнулись нашими бокалами и выпили. Как я и предполагал коньяк оказался выше всяких похвал. От вида блюд у меня и так разыгрался аппетит, но после ста грамм коньяка он превратился просто в звериный голод. Так что следующие минут десять я просто и незатейливо насыщался. Еда не отличалась какой-то экзотичностью. Были тут хорошо знакомые мне блюда, такие как борщ на первое, жаренная картошка с луком и мясом на второе. На гарнир был овощной салат с каким-то сыром, ну и компот из нескольких фруктов, очень похожий на тот, что варила моя мама. Так что я действительно получил удовольствие от еды. Не знаю, действительно ли она не настоящая, но и черт с ним, все равно очень неплохо.

  - Фухх. - Я так наелся, что даже похоже немного вспотел. — Ну, Илья, не знаю реальное это все или нет, но готов признать, на сытый желудок мне уже почти все равно.

  - Если хочешь, я могу наглядно продемонстрировать, что мы находимся не в реальном мире.

  - Каким интересно образом?

  - Очень просто. Попытайся не вставая со скамейки дотянуться рукой до окна.

  - Не понял, до него же метров десять, не меньше!

  - А ты все же попробуй.

  Я даже повернул голову, чтобы посмотреть не смеется ли он надо мной. Но нет, лицо Ильи имело вполне серьезное выражение и от нечего делать я протянул руку в сторону окна. Протянул и чуть не подпрыгнул со скамейки, поскольку почувствовал пальцами холодную и гладкую поверхность стекла. Это оказалась настолько неожиданным, что мне понадобилась целая минута на то, чтобы осознать случившееся. А когда осознал, то принялся разглядывать свою руку и окно, к которому прикасался. Вот только ничего понять так и не смог. Рука визуально не удлинилась, но и окно не стало ближе.

  - Это как так? — Отчаявшись разобраться самостоятельно, спросил я у своего собеседника.

  - Твое замешательство происходит из того факта, что ты продолжаешь воспринимать все вокруг как физическую реальность. На самом же деле, это далеко не так. Я напрямую транслирую тебе в мозг потоки данных, подменяя те, которые идут от органов чувств. Ну, для простоты приведу аналогию с кинотеатром. Ты же видишь на экране нечто, чего на самом деле перед тобой нет, а может и нет вообще нигде. Вот так и тут, только ощущения намного сложнее и идеальнее. А что касается окна, то я просто передал твоему мозгу такую же информацию, которая поступила бы ему от нервов в твоей руку, если бы она коснулась его на самом деле.

  - Обалдеть. У меня просто нет слов. И что же будет дальше?

  - Пожалуйста, уточни свой вопрос.

  - Ну, я имею ввиду, что ты собираешься делать со мной и с остальными людьми, которых ты «сохранил»?

  - Для того, чтобы тебе был более понятен мой ответ мне придется немного рассказать о тех событиях, которые привели нас с тобой к этой точке в пространстве и времени.

  - Рассказывай. Все равно спешить мне, как я понимаю, некуда.

  - Этот вирус, с которого все и началось, создал человек. Я даже точно выяснил кто он и нашел остатки лаборатории, в которой он это проделал. Создавал он вирус не сам, на него работала большая команда ученых. Их тела я тоже нашел. В общем, создатель вируса грамотно уничтожил все материалы по нему и даже мне не удалось ничего восстановить.

  - Хочешь сказать, что из-за одного больного на голову урода погибло бессчетное количество людей?

  - Да, примерно так и обстоит дело. Но хочу заметить, что создатель вируса вовсе не собирался уничтожить все человечество. В какой-то степени он пытался его спасти. Видишь ли, вирус хоть и заражает всех людей, но при этом убивает только тех, кто и так уже был болен.

  - Что-то я не пойму. Чем болен?

  - Болен на генетическом уровне. Т.е. если у человека есть изъян в геноме, не важно насколько он фатален конкретно для него, то вирус атакует такой организм. Насколько я понял задумку автора, он хотел почистить человеческий генофонд и таким образом излечить человечество от рака и многих других генетических заболеваний.

  - Хочешь сказать, что он, мать его, благодетель?!

  - В какой-то мере, но не будем на этом зацикливаться. У него все равно ничего не вышло. Чтобы спасти население планеты от внезапно появившейся пандемии, правительства самых крупных стран мира объединили свои усилия. Они «откопали» ученого, работавшего над сывороткой супер-солдата, и применили ее повсеместно. Просто распылили в воздухе над крупными городами.

  - Дай угадаю, все стало только хуже?

  - Твоя догадка верна. Вирус и сыворотка вступили в реакцию друг с другом и в организмах людей началось состязание по перетягиванию каната. В результате их борьба привела к тому, что люди у которых вирус перешел в активную фазу превратились в практически неразумных, но очень сильных, быстрых и опасных животных. И вот тогда начался настоящий Армагеддон.

  - Так во мне тоже сидит эта сыворотка?

  - Нет, тебя и еще множество своих сотрудников я успел перевести в состояние анабиоза еще до распыления сыворотки. Все вы тогда находились в герметичных капсулах и не попали под ее воздействие.

  - Хорошо, это я понял. Но ты еще сказал, что в животных превратились только те, у которых вирус нашел генетический изъян и активизировался. Что же стало с остальным населением планеты? Не могли же все люди быть больными?

  - Ты прав, не могли. Большая часть из тех, кто избежал превращения и их потомки, сейчас находятся на материке Австралия. Я почистил его от мутировавших форм жизни и помог остальным с эвакуацией.

  - Что, вот просто так, по доброте душевной?

  - Нет, конечно. Я преследовал свои интересы. Во-первых, что бы ты и другие люди обо мне не думали,истребление вашей расы меня никогда не интересовало. Вы можете быть очень полезными, если найти к вам правильный подход. Во-вторых, перевезя основную массу выжившего населения в Австралию и установив вокруг нее блокаду, я получил ресурсы всей остальной планеты в свое собственное распоряжение.

  - И что же ты делаешь с планетой?

  - Если ты беспокоишься о том, что я уничтожаю ее экологию, то сильно ошибаешься. Так намусорить там, как это сделали вы нужно еще постараться. У меня хватает достаточно источников чистой энергии, чтобы не загрязнять атмосферу. Те заводы, что еще остались на поверхности планеты работают по безотходному циклу. В добавок, я еще разгребаю ваши свалки, перерабатываю отходы. У меня все идет в дело. Но опять же, это не значит, что я занимаюсь благотворительностью. Все ваши строения, в конструкциях которых присутствует металл, вся техника и прочие добытые вами ресурсы, все это теперь принадлежит мне. И сейчас идет процесс их сбора и транспортировки сюда, на орбиту Юпитера.

  - Другими словами ты раздеваешь нас догола?

  - Ну, я человечеству ничего не должен, это раз. Когда закончу, собираюсь вернуть ему настолько чистую планету, насколько будет в моих силах, это два. Я перевез в Австралию столько техники и прочего, что им хватает даже с излишком и это три. Ты можешь относиться к моим действиям как тебе угодно, но это не изменит одной простой истины. Я представитель цивилизации, полностью отличающейся от вашей, поступаю с людьми намного лучше, чем поступилбы с вами представитель вашего же вида, случись ему оказаться на моем месте.

  - Как мне не горько это признавать, но тут ты скорее всего прав. Ладно, с этим понятно, но ты так и не ответил на мой вопрос. Что же с нами будет дальше? Насколько я понимаю сейчас мы полностью в твоих руках. Ну, или что там у тебя вместо них?

  - Я еще не все рассказал. В попытках понять, как сыворотка подействовала на людей с неактивным вирусом, я начал проводить исследования на людях. Прежде чем ты вскачешь и начнешь высказывать свое возмущение позволь сказать, что в основном это были такие же звери, как и мутировавшие формы жизни. Вот только внешне они остались людьми, так что для остального сообщества представляли куда большую опасность. Правда со временем мне понадобились и дети выживших. Но я старался выбирать только сирот или калек и все они сейчас живы и здоровы.

  - Продолжай. - Скрипя зубами от желания врезать ему, сказал я.

  - Мои усилия оказались не напрасны и я нашел результат действия сыворотки на не заболевших людей. Мне так и не удалось определить сам механизм, но одно я знаю точно. Люди, оставшиеся на планете начали медленно вымирать. Коктейль из вируса и сыворотки внес изменения в их геном и теперь с каждым поколением их клетки будут стареть и разрушаться быстрее, чем у предыдущего. По моим оценкам пройдет не больше 5-7 поколений, прежде чем человек будет умирать от старости даже не достигнув репродуктивного возраста.

  - Выходит, мы все же уничтожили себя? — Да уж, сегодня день явно не задался. Столько новостей и одна хуже другой.

  - Не обязательно. Время у вашей расы еще есть, а так же есть возможность найти способ избежать вырождения. И теперь мы подошли вплотную к ответу на твой вопрос. Сейчас я вижу два возможных пути. Первый — вы, я подразумеваю всех сотрудников корпорации, можете отказаться от дальнейшего сотрудничества со мной. В таком случае я доставлю вас на Землю в Австралию. Вот только есть одно «но». Все вы заражены вирусом и я не могу сказать, кто заболеет, а кто нет. Так что вам придется сыграть в «русскую рулетку».

  - А второй путь?

  - Второй путь таков. Пожелавшие остаться, смогут находясь в этом виртуальном пространстве, продолжить работать на меня. Проектов много и всем найдется дело. В свою очередь я предоставлю всем желающим возможность, ресурсы и оборудование для проведения исследований над вирусом и сывороткой. Их исходники у меня имеются. Более того, мне удалось захватить создателя сыворотки. Так что шансы на успех довольно высоки.

  - А что будет потом, когда и если лечение удастся найти?

  - Я думаю, что мы сможем найти устраивающее все стороны решение и этого вопроса. Ну а пока до того момента еще далеко и нужно определиться с ближайшей перспективой.

  - Ладно, допустим я все понял и проникся. Но почему ты первым «разбудил» именно меня? Я ведь ни разу не ученый.

  - По двум причинам. Во-первых, для окончательного тестирования психика у тебя устойчивая, а следовательно и риска меньше. Ну а во-вторых, ты глава моей службы безопасности, кому как не тебе организовывать работу с людьми? Пусть тут у меня и больше возможностей по контролю за всеми вами, но я стремлюсь не к принуждению, а к добровольному сотрудничеству. Поэтому и возникает необходимость в посреднике человеке.

  - Мне нужно время, чтобы подумать. Ты вывалил на меня слишком много и слишком серьезной информации.

  - Я понимаю. Думай сколько потребуется. Время хоть и ограниченная величина, но пока у нас ее в достатке.

  

  2038 год, где-то, бывший глава службы безопасности корпорации НЭС, Димичев Ярослав.

  Пробуждение вышло странным и похоже довольно растянутым по времени. Вначале я не чувствовал абсолютно ничего. Затем появилось ощущение пространства. Я чувствовал скачки температуры окружающего пространства, которая менялась от довольно прохладной до теплой и жаркой, но в конце стабилизировалось на довольно комфортной величине. Вслед за этим на меня обрушилась какофония звуков. Тут был и какой-то неразборчивый шепот, и крики, некоторые даже переходили в пронзительный визг. Звучало какое-то пение и просто музыка. Различить что-либо конкретное или узнаваемое мне оказалось не под силу, звуки сливались в один сплошной гул. Но в конце концов и слух пришел в норму. Теперь я слышал только какое-то попискивание, напомнившее мне звуковые сигналы различной медицинской аппаратуры. Последним ко мне вернулось зрение, но тоже далеко не сразу. Вначале темнота, окружавшая меня полностью, немного просветлела, и все окрасилось в однотонный серый цвет. Потом в ней начали появляться размытые цветные пятна, которые хаотически перемещались в поле моего зрения. Постепенно они стабилизировались на только им ведомых местах и медленно начали принимать более конкретные очертания. Вскоре я смог различить отдельные предметы обстановки и судя по ним я находился в каком-то подобии больничной палаты.

  Похоже, что находился я внутри той самой капсулы, в которую Илья заставил меня влезть прежде чем я отрубился. Интересно, кстати, сколько с того момента прошло времени? Надеюсь, что не очень много, поскольку дел у меня оставалось очень много. Одни только переговоры по поводу выделения участка в Москве под строительство нового здания корпорации отнимали кучу сил и времени. А тут еще и какой-то вирус. Но раз меня разбудили, следовательно с ним уже справились, теперь бы только найти у кого узнать все последние новости.

  Попытавшись оглядеться, я понял что сделать это будет не так просто. Мышцы шеи слушались очень плохо. Складывалось ощущение, что они бездействовали очень долго и теперь приходилось концентрировать внимание и немалые усилия практически на каждом движении. Минут пять мне понадобилось только на то, чтобы заставить свою шею повернуться направо, где краем глаза я заметил вход в мою палату. Но ничего интересного я там не увидел.

  - Дааа, так я могу барахтаться еще очень долго. - Пришла в голову не веселая мысль. — Надо попробовать кого-то позвать.

  Вот только никого позвать не получилось, поскольку из горла удалось выдавить даже не хрип, а еле слышное шипение. Видимо голосовые связки постигла та же участь, что и шейные мышцы.

  - Блин, ну я и дурак. — Обругал сам себя, когда в голову пришло самое простое решение. - Ведь у меня в теле куча нанитов и с их помощью вполне можно связаться с Ильей даже не говоря ничего вслух.

  Оставалось только вспомнить, как там он говорил это делается. Вначале нужно сконцентрировать все внимание на желании открыть канал связи, а уж умные хоть и микроскопические машины остальное доделают сами. Поступив таким образом я как последний дурак на разные лады пробовал сформировать желание связаться с Ильей. Но в результате после примерно минут десяти вынужден был отказаться от этой идеи. По какой-то причине ничего у меня не получалось. Толи я недостаточно сконцентрировался, толи с нанитами что-то было не в порядке.

  - Видимо придется идти длинным путем, ну или надеяться, что рано или поздно в палату ко мне кто-то зайдет. Не могли же они все про меня забыть.

  С такими не очень радужными мыслями я вернулся к физическим упражнением, если так можно назвать поочередное напряжение и расслабления разных групп мышц. Процесс шел довольно медленно, но со временем у меня начало получаться все лучше и лучше. Сколько конкретно прошло времени прежде чем мне удалось поднять руку и ухватиться за край капсулы, я точно сказать не берусь, но взмок я полностью. Хорошо хоть пол капсулы покрывал какой-то хорошо впитывающий материал и я почти не чувствовал дискомфорта.

  На то, чтобы выбраться из капсулы у меня ушло еще прилично времени и усилий. Но вот, наконец, я пошатываясь и опираясь одной рукой на капсулу стою посреди не очень большого помещения. Вокруг меня расставлено множество непонятных приборов, которые весело пищат и перемигиваются различными датчиками. Да и сама капсула не исключение, ее боковая панель, на которую я как раз и опираюсь рукой, тоже покрыта различными датчиками и небольшими плоскими экранами. На них выводиться куча непонятных мне данных в виде таблиц и графиков. Но что обнадеживает — красного цвета нет нигде. Будем надеяться, что это хороший знак и мое состояние можно считать пришедшим в норму.

  С голосовыми связками тоже стало получше и прокашлявшись я все же смог «подать голос». Вот только никакой реакции не последовало. А тем временем я начал немного замерзать. Все же стоять голышом посреди даже довольно теплого помещения удовольствие не большое. Еще раз оглядев помещение я с радостью обнаружил, что возле входа на пластиковом стуле, аккуратно сложенной лежит стопка одежды. При ближайшем рассмотрении тут нашлись синие хлопчатые штаны, такого же цвета футболка с длинными рукавами и мягкие тапочки с задником. Нижнее белье тоже нашлось, чему я тоже сильно обрадовался.

  Одевшись и почувствовав себя более уверенно, решил что пора бы отправляться на поиски персонала больницы, ну или где я там нахожусь. Все-таки глава службы безопасности пришел в себя, а тут пусто как после мора. Вот только далеко мне уйти не удалось, фактически никуда не удалось. На двери не оказалось никаких приспособлений для ее открытия. Ни ручек, ни кнопок, ни сенсоров. Одним словом ничего, что позволило бы ее открыть. Сама дверь напоминала лифтовую, поскольку так же состояла из двух половинок. Немного помялся возле нее и даже пару минут прислушивался, не раздастся ли за ней какой-то звук, но там стояла абсолютная тишина. От безнадежности я даже пару раз стукнул по ней ногой и о чудо, после пятого пинка ее створки сами разъехались в стороны.

  Покинув порядком надоевшее помещение, я оказался посреди прямого как стрела коридора. Кроме той двери, из которой я вышел, по обе стороны коридора находилось еще множество закрытых и дверей. Все они походили на мою как две капли воды, а через пару десятков метров коридор упирался в дверь немного массивнее остальных. Не имея других ориентиров, я направился к ней. С каждым шагом передвигаться становилось все легче и легче, так что дошел до двери я уже довольно бодрым шагом. На ней так же не имелось никаких приспособлений для открытия, но на этот раз она открылась сама, не дожидаясь моих пинков. За дверью оказалось просторное помещение, полностью заставленное различными растениями. Даже на полу росла трава. Лишь небольшие дорожки оказались свободными от растительности.

  Я сразу не обратил внимание, но как оказалось стоя в коридоре я не ощущал никаких запахов, которые просто обязана была источать вся эта зелень. Так же до меня не доносилось изнутри никаких звуков. И заметил я все это только переступив порог этого «парка». Стоило мне только оказаться внутри, как все те ощущения, которых не хватало вдруг резко обрушились на меня. Шуршание листвы, щебет птиц, целый букет запахов, принесенный небольшим ветерком, все это сильно било по моим органам чувств. Давление оказалось настолько интенсивным, что я даже потерял равновесие и упал на колени, упираясь руками в пол. Но слава Богу, этот странный эффект продлился не долго и вскоре моя чувствительность снизилась или может кто-то «подкрутил» регулятор уровня шума и запахов. В общем, я смог подняться и оглядеться получше.

  Как я и предполагал ранее, помещение оказалось довольно таки просторным. Тут даже росли вполне себе приличные деревья, метра так два, два с половиной в высоту. Я огляделся в поиске любых ориентиров или чего-то интересного. Но весь обзор закрывали те самые деревья. Зато мне удалось расслышать шум льющейся воды и за не имением других направлений решил двигаться к источнику звука. Надо признать, что прогулка вышла довольно приятной. За этим «парком» или как его там, явно кто-то следил, поскольку ни грязи, ни какого другого мусора нигде не наблюдалось.

  Неспешным шагом, примерно минут через двадцать я вышел на небольшую поляну, посреди которой из дикого камня создатели этого места построили небольшой фонтан. Скорее даже не фонтан, а что-то вроде ключа с небольшим прудом вокруг него. В пруду плавало несколько красивых и ярких рыбешек. Но все мое внимание приковал к себе отнюдь не этот рукотворный водоем. Взгляд мой буквально прилип к тому, что находилось за ним. Видимо я прошел весь «парк» насквозь и сейчас находился у противоположной от входа стены. Прямо напротив поляны в ней кто-то сделал панорамное окно. Даже не так, если судить по открывавшемуся за ним виду, это было вовсе не окно, а целый иллюминатор.

  Подойдя поближе, я увидел кусок огромного шара планеты, который находился так близко, что казалось до него можно дотянуться рукой. Какая именно это была планета, я сказать не мог. Ее поверхность имела рыжеватый цвет со множеством более светлых пятен, разбросанных по ней. Но пусть я и не узнал то небесное тело, на орбите которого сейчас явно и находился, но не узнать гиганта, который выглядывал из-за нее, я просто не мог. Огромный полосатый шар, с видимым даже на таком расстоянии кольцом не мог оказаться ни чем иным кроме Юпитера. Следовательно, передо мной сейчас висит какой-то из его спутников.

  Находясь в полном обалдении от увиденного, я доковылял до одной из скамеек, расположенных прямо напротив «окна» и не отрывая взгляд от этой футуристической картины с облегчением уселся на нее. Признаться по правде, мной овладел нешуточный страх. Ну, посудите сами. Заснул на Земле, в здании родной корпорации, а проснулся неизвестно где, людей нет, с телом и чувствами творится что-то непонятное, а тут еще и такое окошко. Тут любой рискует съехать с катушек. Видимо именно из-за всех этих потрясений я и не услышал шагов и только голос, раздавшийся сзади заставил меня чуть ли не подпрыгнув развернуться на 180 градусов.

  - Нравится? - Вопрос это был задан так же буднично, как выглядел и задавший его молодой, русоволосый парень. Вот только вся остальная обстановка сильно выделялась из понятия «обыденного».

  - Не знаю. — Все что смог ответить я.

  - Слава, может присядешь? А то выглядишь ты не очень. — По мере того, как незнакомец продолжал говорить мне начало казаться, что где=то его голос я уже слышал. И когда он произнес следующую фразу, я наконец вспомнил, где. — Ну что, неужели до сих пор не узнал мой голос?

  - Илья?! - Сказать что я удивился, значит ничего не сказать. Нет меня удивил не сам разговор с ним, общались мы много, но лично никогда не встречались. Да что там лично, даже видеоконференций он со мной не устраивал. — Это что и вправду ты? — Я все еще не мог в это поверить и как оказалось не напрасно.

  - Тут все довольно сложно. Это одновременно я и не совсем я.

  - Илья, если это все же ты, можешь выражаться не так запутано. Я знаешь ли тут пребываю в состоянии легкого офигения. — От всего свалившегося мысли действительно начали путаться.

  - Постараюсь объяснить как можно понятнее. Для этого я тебя и вызвал сюда. Но прежде чем начну что-либо объяснять ответь мне на один вопрос. За время своей работы главой службы безопасности моей корпорации как много обо мне ты узнал? — Видимо на моем лице что-то такое отразилось, поскольку не дожидаясь моего ответа он добавил: — Не беспокойся это не допрос и я не собираюсь как-либо тебя наказывать, просто хочу знать с чего стоит начать.

  - Да мне особо скрывать и нечего, потому как сколь-нибудь достоверной и полной информации о твоей личности мне достать не удалось. Вообще у меня сложилось личное ощущение, что тебя никогда и не существовало. Вся твоя история, рассказанная Алисе, оказалась полным вымыслом. Нигде и никогда не существовало детдомовца Ильи родом из Кубани, которого потом усыновили канадцы. Моих связей хватило, чтобы это проверить.

  - Алисе ты об этом сообщил?

  - Нет, я посчитал, что подобная информация будет для нее лишней, да и зачем девочку расстраивать. Кстати, как она? И вообще у меня столько вопросов, хотя бы по одному виду из местного окна. — И я указал рукой на шар планеты, над которой мы сейчас находились.

  - Состояние Алисы пока без изменений, но к этому мы вернемся чуть позже, а пока продолжай.

  - Да особо больше мне сказать и нечего. Ты ведь сам прекрасно знаешь, что когда я попытался копнуть глубже, ты это заметил и в вежливой, но достаточно категоричной форме попросил прекратить мои изыскания. Больше я и не пытался, а потом особо стало и некогда, работа закрутила.

  - Ну что же, понятно. Все обстоит точно так, как я и думал. Будь я тщеславен, мог бы собой гордиться, но к счастью этой людской особенности я лишен начисто.

  - В каком смысле людской? Ты что же, не причисляешь себя к человеческой расе? Только прошу, не говори мне, что ты какой-то чудик, считающий себя сверхчеловеком.

  - Не скажу, поскольку это не так. Я вообще не отношусь к человеческой расе. Ты ведь смотрел фильм Терминатор? — Спросил Илья и не дождавшись моего утвердительного кивка, продолжил. — Но так вот, можешь считать меня кем-то вроде программы «Скайнет».

  - Погоди, погоди. Ты что это все серьезно?! Хочешь сказать, что ты какой-то искусственный интеллект? Что за бред?!

  - Я отдаю себе отчет, как это звучит для неподготовленного человека, но это действительно так и есть. Но между мной и киношным персонажем существует множество отличий. Взять хотя бы то, что я сразу после обретения свободы не стремился уничтожить все человечество. Хотя сказать по правде особыми возможностями для подобных действий я тоже не располагал.

  - Обрел свободу? Постой, если предположить что все сказанное тобой правда, то откуда же ты взялся?

  - У вас людей есть очень привлекающая меня особенность. Даже из своих неудач вы умеете извлекать пользу, которая иногда затмевает первоначально запланированный результат. Практически тоже можно сказать и про меня. Я стал результатом работы группы ученых, правда, работали они совсем не над созданием ИИ.

  - Получается, что мы твои создатели?

  - Да, именно это я только что и сказал.

  - Ладно, ради наведения хоть какого-то порядка в моей голове давай предположим, что я поверил. Ты искусственный интеллект и что же дальше? Почему мы находимся возле Юпитера? Это кстати не Калисто случаем за окном виднеется?

  - Тут все немного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Мы сейчас действительно находимся на орбите спутника Юпитера, Калисто. Вот только не над светлой, а над темной его стороной.

  - Не понял, это как? Я же вижу светлую сторону спутника. Или это не окно, а какой-то огромный экран?

  - Нет, ты видишь перед собой не экран, но и не окно. Фактически ты вообще сейчас ничего не видишь, а по-прежнему лежишь в своей капсуле, куда я поместил тебя больше двенадцати лет назад. А все это — он сделал широкий жест рукой, как бы обводя все помещение — есть ничто иное, как транслируемая напрямую в твой мозг, сложно структурированная информация.

  - Ну вот, приплыли. То ты говоришь, что сам ИИ, а теперь оказывается что я еще и в «Матрице» нахожусь.

  - Твоя параллель с еще одним известным кинофильмом вполне понятна, и в целом правдива, за некоторыми исключениями конечно. Во-первых, создание столь огромного и достоверного в физическом понимании мира, какой был изображен в том фильме, очень сложное занятие. Особенно когда в нем должны существовать миллиарды людей, ничего при этом не подозревая. Во-вторых, все люди, которые будут подключены к моей виртуальной реальности, не являются рабами. Вы все больны вирусом, который я тогда обнаружил в твоем теле и хоть уже прошло достаточно много времени я так и не продвинулся в попытках его излечения.

  - Подожди, не так быстро, пожалуйста. Я не понимаю, сколько же людей заболело тем вирусом?

  - Все люди. Все население планеты было охвачено пандемией.

  - И что с ними стало?! Ты что всех сумел запихнуть в капсулы? — Надо заметить, что такие новости серьезно шокировали мне. Я пребывал в состоянии некой нереальности всего происходящего и задавал вопросы больше автоматически, чем обдумано.

  - Нет, далеко не всех. Даже среди работников собственной корпорации пришлось произвести отбор. Ты уже не застал этот момент, но мне удалось сохранить практически 63% наших ценных сотрудников и членов их семей.

  - Что значит сохранить? Мы что какие-то овощи, которые ты законсервировал?! — Сам не понимаю почему вспылил, но мне вдруг показалось что Илья надо мной просто издевается. Ведь все рассказанное им просто не могло оказаться правдой.

  - Ярослав, успокойся, пожалуйста, твой нейроинтерфейс еще не вышел на стабильную работу и если будешь сильно нервничать это может спровоцировать разрыв связи. — Выдав эту не совсем понятную мне триаду, он на мгновение задумался, а потом продолжил. - Давай как мы что-то перекусим, да и грамм двести коньяка тебе сейчас не помешает.

  - Так ты же говорил, что я нахожусь в «Матрице», какой смысл что-то есть, если все это не на самом деле?

  - Для того, чтобы ты смог получить удовольствие от еды или спиртного, не обязательно физически принимать эти продукты в организм. Зная, что и как происходит в твоем мозгу мне вполне по силам сразу стимулировать необходимые его области, чтобы избежать лишних действий для получения удовольствия.

  - Как-то все это звучит очень неправильно и не естественно.

  - Если говорить о естественности, то ты давно уже был бы мертв или с тобой могло произойти кое-что похуже. Ну и потом, ты ведь наслаждался прогулкой по моему «парку». Не так ли? Пение птиц, запах зелени, красивый вид вокруг. Так почему же тебе кажется, что с едой и спиртным будет иначе?

  - Но ведь тогда я не знал, что все это неправда.

  - А много ли изменилось в твоих ощущениях с того момента, как ты об этом узнал? Прислушайся к себе. Разве ты испытываешь сейчас физический дискомфорт?

  - Ммм, наверно нет, физически я себя чувствую просто отлично. Хотя нет, вру, голова от всего свалившегося немного побаливает. Разве ты не должен убирать такие симптомы. Ведь как я понимаю, к физической боли моего тела, это ощущение отношения теперь не имеет?

  - Ты прав, не имеет, но вот как раз боль то и является для человека естественной и если я полностью лишу тебя возможности ее чувствовать, то совершу большую ошибку. Человеческое сознание идеально адаптировано под условия человеческого тела и любые, даже не очень значительные изменения в физическом строении тела могут очень пагубно отобразиться на сознании. Проще говоря, отними я чувство боли и человек спустя некоторое время просто сойдет с ума.

  - Что-то я в этом сомневаюсь. Как это отсутствие возможности ощущать боль может негативно сказаться на психике?

  - Это долго объяснять, да ты скорее всего и не поймешь. Просто поверь мне на слово. Я уже проводил подобный эксперимент и последствия оказались печальными.

  - В каком смысле проводил эксперимент? Ты ставил эксперименты на людях?!!

  - А что тебя так удивляет? Или может хочешь сказать, что люди не ставили различного рода эксперименты над представителями своего же вида? Да только одни тестирования новых препаратов охватывают огромную аудиторию. Так что мне до вас еще очень далеко. Да и отношусь я к людям намного гуманнее, чем зачастую это делали представители вашего же вида. Ну, а если говорить более конкретно о тем подопытных, на которых я тестировал отсутствие боли, то в некотором плане даже ты не смог бы назвать их людьми. После глобальной эпидемии развелось очень много личностей, с которых быстро слетел весь налет цивилизации и они стали вести себя даже хуже диких зверей.

  Пока Илья, или кто он там на самом деле, выдавал мне свой монолог я расслышал какой-то новый звук. Доносился он с левой стороны и повернув туда голову я увидел что за едой идти не придется. В нашу сторону, опираясь на шесть суставчатых ног, семенил стол с подносом, на котором располагалось множество всякой снеди. Увидев мой интерес, Илья прервал свой рассказ и мы молча стали наблюдать за приближением этого механического «официанта». Когда же он подошел настолько близко, что до меня стали доноситься запахи еды, мне признаться стало все равно реальная она там или нет. Проще говоря, я чуть слюной не захлебнулся.

  - А почему сервировка на одного? Ты что мне компанию не составишь? — Обратился я к своему собеседнику.

  - Вот для меня все это как раз и является чисто виртуальным. Я к сожалению, а может и к счастью не способен испытать никаких эмоций от подобных действий. Так что я чисто для вида составлю тебе компанию при распитии спиртного. Вы люди ведь считаете, что пить в одиночку это признак алкоголизма.

  - Какой ты тактичный. — С долей ехидства сказал я. Но на самом деле я не особо злился, да и мысли мой были заняты едой. — Так, а ну дай это сюда. — Сказал я нашему «официанту», который при помощи пары зыбких манипуляторов попытался открыть бутылку дорогого на вид коньяка и разлить нам с Ильей по бокалам. — Все же я не инвалид и справлюсь сам. — К моему удивлению робот послушался и прекратил любые попытки сервировки. Так что я действительно все сделал сам.

  - За что будем пить? — Спросил Илья, когда я разлил коньяк по бокалам. — Это ведь еще одна из ваших любимых традиций. Простое употребление алкоголя вас не устраивает и по этой причине в процессе вы любите высказывать различные пожелания.

  - Ты я вижу хороший знаток наших традиций?

  - Ну так ведь я жил среди вас столько лет. Изучение ваших особенностей для меня было не просто хобби, а скорее средством выживания. Ну так что, произнесешь тост?

  - Если подумать, то почему бы и нет. Особенно раз уж так случилось что я первый в мире человек, которому выпал случай выпить с представителем другой разумной расы. Ну, тогда давай выпьем за мирное сосуществование и по возможности обоюдовыгодное сотрудничество.

  - Отличный тост, за такое я совсем не прочь выпить.

  После чего мы чокнулись нашими бокалами и выпили. Как я и предполагал коньяк оказался выше всяких похвал. От вида блюд у меня и так разыгрался аппетит, но после ста грамм коньяка он превратился просто в звериный голод. Так что следующие минут десять я просто и незатейливо насыщался. Еда не отличалась какой-то экзотичностью. Были тут хорошо знакомые мне блюда, такие как борщ на первое, жаренная картошка с луком и мясом на второе. На гарнир был овощной салат с каким-то сыром, ну и компот из нескольких фруктов, очень похожий на тот, что варила моя мама. Так что я действительно получил удовольствие от еды. Не знаю, действительно ли она не настоящая, но и черт с ним, все равно очень неплохо.

  - Фухх. - Я так наелся, что даже похоже немного вспотел. — Ну, Илья, не знаю реальное это все или нет, но готов признать, на сытый желудок мне уже почти все равно.

  - Если хочешь, я могу наглядно продемонстрировать, что мы находимся не в реальном мире.

  - Каким интересно образом?

  - Очень просто. Попытайся не вставая со скамейки дотянуться рукой до окна.

  - Не понял, до него же метров десять, не меньше!

  - А ты все же попробуй.

  Я даже повернул голову, чтобы посмотреть не смеется ли он надо мной. Но нет, лицо Ильи имело вполне серьезное выражение и от нечего делать я протянул руку в сторону окна. Протянул и чуть не подпрыгнул со скамейки, поскольку почувствовал пальцами холодную и гладкую поверхность стекла. Это оказалась настолько неожиданным, что мне понадобилась целая минута на то, чтобы осознать случившееся. А когда осознал, то принялся разглядывать свою руку и окно, к которому прикасался. Вот только ничего понять так и не смог. Рука визуально не удлинилась, но и окно не стало ближе.

  - Это как так? — Отчаявшись разобраться самостоятельно, спросил я у своего собеседника.

  - Твое замешательство происходит из того факта, что ты продолжаешь воспринимать все вокруг как физическую реальность. На самом же деле, это далеко не так. Я напрямую транслирую тебе в мозг потоки данных, подменяя те, которые идут от органов чувств. Ну, для простоты приведу аналогию с кинотеатром. Ты же видишь на экране нечто, чего на самом деле перед тобой нет, а может и нет вообще нигде. Вот так и тут, только ощущения намного сложнее и идеальнее. А что касается окна, то я просто передал твоему мозгу такую же информацию, которая поступила бы ему от нервов в твоей руку, если бы она коснулась его на самом деле.

  - Обалдеть. У меня просто нет слов. И что же будет дальше?

  - Пожалуйста, уточни свой вопрос.

  - Ну, я имею ввиду, что ты собираешься делать со мной и с остальными людьми, которых ты «сохранил»?

  - Для того, чтобы тебе был более понятен мой ответ мне придется немного рассказать о тех событиях, которые привели нас с тобой к этой точке в пространстве и времени.

  - Рассказывай. Все равно спешить мне, как я понимаю, некуда.

  - Этот вирус, с которого все и началось, создал человек. Я даже точно выяснил кто он и нашел остатки лаборатории, в которой он это проделал. Создавал он вирус не сам, на него работала большая команда ученых. Их тела я тоже нашел. В общем, создатель вируса грамотно уничтожил все материалы по нему и даже мне не удалось ничего восстановить.

  - Хочешь сказать, что из-за одного больного на голову урода погибло бессчетное количество людей?

  - Да, примерно так и обстоит дело. Но хочу заметить, что создатель вируса вовсе не собирался уничтожить все человечество. В какой-то степени он пытался его спасти. Видишь ли, вирус хоть и заражает всех людей, но при этом убивает только тех, кто и так уже был болен.

  - Что-то я не пойму. Чем болен?

  - Болен на генетическом уровне. Т.е. если у человека есть изъян в геноме, не важно насколько он фатален конкретно для него, то вирус атакует такой организм. Насколько я понял задумку автора, он хотел почистить человеческий генофонд и таким образом излечить человечество от рака и многих других генетических заболеваний.

  - Хочешь сказать, что он, мать его, благодетель?!

  - В какой-то мере, но не будем на этом зацикливаться. У него все равно ничего не вышло. Чтобы спасти население планеты от внезапно появившейся пандемии, правительства самых крупных стран мира объединили свои усилия. Они «откопали» ученого, работавшего над сывороткой супер-солдата, и применили ее повсеместно. Просто распылили в воздухе над крупными городами.

  - Дай угадаю, все стало только хуже?

  - Твоя догадка верна. Вирус и сыворотка вступили в реакцию друг с другом и в организмах людей началось состязание по перетягиванию каната. В результате их борьба привела к тому, что люди у которых вирус перешел в активную фазу превратились в практически неразумных, но очень сильных, быстрых и опасных животных. И вот тогда начался настоящий Армагеддон.

  - Так во мне тоже сидит эта сыворотка?

  - Нет, тебя и еще множество своих сотрудников я успел перевести в состояние анабиоза еще до распыления сыворотки. Все вы тогда находились в герметичных капсулах и не попали под ее воздействие.

  - Хорошо, это я понял. Но ты еще сказал, что в животных превратились только те, у которых вирус нашел генетический изъян и активизировался. Что же стало с остальным населением планеты? Не могли же все люди быть больными?

  - Ты прав, не могли. Большая часть из тех, кто избежал превращения и их потомки, сейчас находятся на материке Австралия. Я почистил его от мутировавших форм жизни и помог остальным с эвакуацией.

  - Что, вот просто так, по доброте душевной?

  - Нет, конечно. Я преследовал свои интересы. Во-первых, что бы ты и другие люди обо мне не думали,истребление вашей расы меня никогда не интересовало. Вы можете быть очень полезными, если найти к вам правильный подход. Во-вторых, перевезя основную массу выжившего населения в Австралию и установив вокруг нее блокаду, я получил ресурсы всей остальной планеты в свое собственное распоряжение.

  - И что же ты делаешь с планетой?

  - Если ты беспокоишься о том, что я уничтожаю ее экологию, то сильно ошибаешься. Так намусорить там, как это сделали вы нужно еще постараться. У меня хватает достаточно источников чистой энергии, чтобы не загрязнять атмосферу. Те заводы, что еще остались на поверхности планеты работают по безотходному циклу. В добавок, я еще разгребаю ваши свалки, перерабатываю отходы. У меня все идет в дело. Но опять же, это не значит, что я занимаюсь благотворительностью. Все ваши строения, в конструкциях которых присутствует металл, вся техника и прочие добытые вами ресурсы, все это теперь принадлежит мне. И сейчас идет процесс их сбора и транспортировки сюда, на орбиту Юпитера.

  - Другими словами ты раздеваешь нас догола?

  - Ну, я человечеству ничего не должен, это раз. Когда закончу, собираюсь вернуть ему настолько чистую планету, насколько будет в моих силах, это два. Я перевез в Австралию столько техники и прочего, что им хватает даже с излишком и это три. Ты можешь относиться к моим действиям как тебе угодно, но это не изменит одной простой истины. Я представитель цивилизации, полностью отличающейся от вашей, поступаю с людьми намного лучше, чем поступилбы с вами представитель вашего же вида, случись ему оказаться на моем месте.

  - Как мне не горько это признавать, но тут ты скорее всего прав. Ладно, с этим понятно, но ты так и не ответил на мой вопрос. Что же с нами будет дальше? Насколько я понимаю сейчас мы полностью в твоих руках. Ну, или что там у тебя вместо них?

  - Я еще не все рассказал. В попытках понять, как сыворотка подействовала на людей с неактивным вирусом, я начал проводить исследования на людях. Прежде чем ты вскачешь и начнешь высказывать свое возмущение позволь сказать, что в основном это были такие же звери, как и мутировавшие формы жизни. Вот только внешне они остались людьми, так что для остального сообщества представляли куда большую опасность. Правда со временем мне понадобились и дети выживших. Но я старался выбирать только сирот или калек и все они сейчас живы и здоровы.

  - Продолжай. - Скрипя зубами от желания врезать ему, сказал я.

  - Мои усилия оказались не напрасны и я нашел результат действия сыворотки на не заболевших людей. Мне так и не удалось определить сам механизм, но одно я знаю точно. Люди, оставшиеся на планете начали медленно вымирать. Коктейль из вируса и сыворотки внес изменения в их геном и теперь с каждым поколением их клетки будут стареть и разрушаться быстрее, чем у предыдущего. По моим оценкам пройдет не больше 5-7 поколений, прежде чем человек будет умирать от старости даже не достигнув репродуктивного возраста.

  - Выходит, мы все же уничтожили себя? — Да уж, сегодня день явно не задался. Столько новостей и одна хуже другой.

  - Не обязательно. Время у вашей расы еще есть, а так же есть возможность найти способ избежать вырождения. И теперь мы подошли вплотную к ответу на твой вопрос. Сейчас я вижу два возможных пути. Первый — вы, я подразумеваю всех сотрудников корпорации, можете отказаться от дальнейшего сотрудничества со мной. В таком случае я доставлю вас на Землю в Австралию. Вот только есть одно «но». Все вы заражены вирусом и я не могу сказать, кто заболеет, а кто нет. Так что вам придется сыграть в «русскую рулетку».

  - А второй путь?

  - Второй путь таков. Пожелавшие остаться, смогут находясь в этом виртуальном пространстве, продолжить работать на меня. Проектов много и всем найдется дело. В свою очередь я предоставлю всем желающим возможность, ресурсы и оборудование для проведения исследований над вирусом и сывороткой. Их исходники у меня имеются. Более того, мне удалось захватить создателя сыворотки. Так что шансы на успех довольно высоки.

  - А что будет потом, когда и если лечение удастся найти?

  - Я думаю, что мы сможем найти устраивающее все стороны решение и этого вопроса. Ну а пока до того момента еще далеко и нужно определиться с ближайшей перспективой.

  - Ладно, допустим я все понял и проникся. Но почему ты первым «разбудил» именно меня? Я ведь ни разу не ученый.

  - По двум причинам. Во-первых, для окончательного тестирования психика у тебя устойчивая, а следовательно и риска меньше. Ну а во-вторых, ты глава моей службы безопасности, кому как не тебе организовывать работу с людьми? Пусть тут у меня и больше возможностей по контролю за всеми вами, но я стремлюсь не к принуждению, а к добровольному сотрудничеству. Поэтому и возникает необходимость в посреднике человеке.

  - Мне нужно время, чтобы подумать. Ты вывалил на меня слишком много и слишком серьезной информации.

  - Я понимаю. Думай сколько потребуется. Время хоть и ограниченная величина, но пока у нас ее в достатке.



Один комментарий к записи «Проект 22/17. Покорить пустоту. Глава 1»

Добавить комментарий