Проект 22/17. Покорить пустоту. Пролог.

Пролог

Неизвестная, не отмеченная ни на одной звездной карте, система.

Самая заурядная система красного карлика, каких в галактике сотни тысяч, если не миллионы уже очень давно не видела гостей. Пять ее планет были абсолютно не пригодны для зарождения и поддержки белковой, самой распространенной в галактике, жизни. Вдобавок система оказалась настолько бедна редкими полезными ископаемыми и находилась так далеко от зон влияния любых цивилизаций, что даже случайные путешественники сюда не добирались. Единственной достопримечательностью системы, если так можно выразиться, служил огромный астероидный пояс. Он действительно поражал воображение и по своей массе в 180 раз превышал совокупную массу всех, так же довольно не маленьких, планет системы. Вот только астероиды, составлявшие этот пояс, тоже не могли похвастаться богатым содержанием полезных ископаемых. Так что и эта особенность системы способна была вызвать разве что чисто натуралистический интерес.

Но как ни странно, именно астероидный пояс стал тем местом, в котором спустя долгие века появился новый «гость» системы. Случилось это на самом краю пояса, всего примерно в двух тысячах километров от его внутренней границы. Появлению «гостя» предшествовал о сильнейшее возмущение пространства, которое породило гравитационную волну, буквально растершую в пыль все астероиды в сфере, радиусом до двадцати километров. Практически мгновенно после того, как волна схлынула в центре сферического пространства, свободного от астероидов появился и сам «гость». Поначалу он замер без движения в сфере свободного от плавающих в космосе камней пространства. Но прошло совсем немного времени, прежде чем «гость» определился с направлением и направился к выходу из астероидного пояса.

Формой «гость», который представлял собой какую-то разновидность межзвездного корабля, больше всего походил на обычный цилиндр, но имелся у него и ряд отличий от этой простой геометрической фигуры. Первым таким отличием являлся круглый нарост вокруг всего сечения корпуса, расположенный примерно посередине его длины, но немного смещенный к корме корабля. Вторым же и самым заметным отличием была двигательная установка, а точнее ее внешний элемент, расположенный на корме корабля. Он представлял собой огромное полукруглое углубление в задней части корпуса, в диаметре практически равное диаметру самого корабля. Из этого углубления, оказавшегося ни чем иным как одной громадной дюзой, сейчас вырывался многокилометровый плазменный факел, при помощи которого корабль и совершал движение.

Вообще корабль, как рукотворный объект, поражал своими размерами. В длину он достигал пяти километров, а его диаметр в самом широком месте равнялся километру и шестиста метрам. Но, несмотря на свои габариты, двигатель разгонял этот корабль до внушительных скоростей за довольно непродолжительный промежуток времени. Уже через какую-то долю секунды он на огромной скорости вылетел из свободной от астероидов зоны и как таран врубился в их скопление. Казалось бы на этом любому кораблю придет конец, но силовое поле, огромной мощности, за это же время возникшее в сотне метров перед его носом прост расшвыривало огромные камни в стороны. Хотя если приглядеться немного внимательнее, то становилось понятным, что корабль все же шел не на пролом. Особо крупные, многократно превышавшие его в размере, метеориты оставались вне направления пути корабля. Двигаясь таким образом, уже через пару секунд он вышел из зоны астероидного пояса и направился прямиком к ближайшей планете.

Планета, на орбиту которой через пол часа вышел корабль, в отличии от остальных обладала хоть какой-то атмосферой. Состояла она в основном из углекислого газа со столь ничтожным содержанием кислорода, что о нем и упоминать незачем. Мало того, что атмосфера планеты по своему составу была не пригодна для белковой жизни, так в ней еще очень часто бушевали мощнейшие ураганы. Они подымали с поверхности огромные тучи крупного кварца и были способны в считанные часы слизать с поверхности небольшую гору. В общем данная планета абсолютно ни чем не могла привлечь внимание сколь-нибудь разумного существа. Но, тем не менее, корабль довольно целеустремленно шел к именно данной планете. И даже когда оказался на ее орбите не прекратил своего движения, перемещаясь вокруг нее так, как будто что-то искал на ее поверхности.

А тем временем владелец корабля был очень зол, если конечно предположить, что это, как впрочем и любое другое чувство вообще доступном этому существу. Оно расположилось практически в самой середине той части корабля, которая представляла собой круглое утолщение, немного смещенное от центра к двигательной установке. Существо это не имело личного имени, по крайней мере в том понимании, которое в него вкладывают большинство рас галактики. За то оно имело идентификатор и принадлежало к касте Рутов, воинственной и беспощадной расы Саг-Нодов. Она уже более десяти тысяч лет наводила ужас на все остальные расы в галактике, поскольку видела в их представителях лишь запчасти для своих механизмов. Саг-Ноды были расой киборгов и нечастные, повстречавшие на просторах галактики подобный корабль и не сумевшие удрать, предпочитали покончить жизнь самоубийством, чем попасть к ним в руки живыми.

Сейчас, находясь в подвешенном состоянии, в сердце своего корабля, Саг-Рут нервно перебирал своими многочисленными суставчатыми конечностями. Весь этот поход, который должен был увеличить его могущество, с самого начала пошел не так, как планировалось. Вначале, в одной из системы, которые граничили с ареалом обитания прямоходящей расы, из представителей которой получались неплохие Ноды, он встретился с довольно внушительной эскадрой кораблей. Если они кого-то и ждали в той системе, то уж явно не его. Поскольку появления Рута вызвало у них пусть и кратковременную, но неподдельную панику. Чем он и воспользовался, за неполные три минуты уничтожив два из пяти их линкоров. Даже наличие у них пассивных щитов не спасло эти корабли. Вот только на этом успех Рута и закончился. Двуногие очень быстро сумели побороть свою панику и ему даже не удалось окончательно зайти на третий линкор, как они принялись усиленно маневрировать, уходя из зоны поражения главного калибра. И пока он, увлекшись, втянулся в гонку за верткими целями с левого борта к нему подошли три судна, из-за размеров которых Рут не принял их всерьез. Довольно точно определив самое слабое место в его броне, эти корабли выпусти большое количество ракет. Их оказалось так много и они так умело маневрировали, что управляющие системами ПКО, Ноды не сумели полностью отразить эту атаку. В результате около тридцати ракет долетело, ударило в щит, прикрывавший пусковые шахты его малой авиации и пробило его. Чем там эти прямоходящие зарядили свои ракеты, Рут не знал, но вспышка оказалась настолько мощной, что выжгла 70% его плазменных турелей в радиусе километра от эпицентра. Но что еще неприятнее, примерно 15% шахт, через которые он мог выпустить свои крейсера, тоже оказались повреждены.

После такого ощутимого и раздражающего укуса он сразу прекратил в одиночку гоняться за линкорами и развернувшись, мазнул по ракетоносцам факелом своей двигательной установки. Только одному из троих удалось, полуоплавленной горой металла, отлететь в сторону оставшихся кораблей эскадры. Остальные двое превратились в раскаленный газ, который быстро рассеялся в пространстве. Пока он совершал этот маневр, пропавшие из виду линкоры, не стали зря терять времени и принялись обстреливать и так пострадавший левый борт его корабля из своего главного калибра, которым оказались мощные лазерные орудия. Правда пользы это им не принесло, поскольку он полностью перекинул силовое поле с правого борта на левый и даже совокупные залпы трех линкоров не смогли его пробить.

Пока линкоры двуногих продолжали бесплодные попытки продавить его силовой щит, он спокойно вывел все свои крейсера через шлюзы, расположенные на противоположной от противника стороне. В его распоряжении находилось двенадцать пятисотметровых крейсеров, по форме напоминающих сплюснутую с двух боков и заостренную на носу сферу. Все то время, пока они покидали материнский корабль, он не стоял на месте, а по дуге сближался с остатками эскадры прямоходящих. И вот когда расстояние между ними сократилось настолько, что те решили еще раз попытать счастье с ракетами, из-за его корпуса вылетели все двенадцать крейсеров и разделившись на два звена по шесть кораблей в каждом, принялись брать противника в клешни. А в центре этого построения, опять развернувшись носом к противнику, шел его основной корабль.

Толи двуногие не предполагали наличия у него крейсеров, толи так же как и он, ранее увлеклись пальбой по столь крупной цели, но в результате должным образом отреагировать на появление новых кораблей не смогли. Облако, выпущенных ими ракет принял на себя фронтальный щит и мигнув пропал. Но Рут не волновался по этому поводу. Слой композитной брони, толщиной в 35 метров, покрытый отражающим лазерные лучи покрытием, способен был с легкостью выдержать залпы линкоров в течении тех минут, которые понадобились для восстановления щита. А в это время уже его собственные крейсера подошли на дистанцию открытия огня и теперь щиты линкоров расцвели от попаданий сгустков плазмы.

Сам Рут не спешил открывать огонь по линкорам. Во-первых, он не хотел давать возможность противнику попасть в разгонную шахту его туннельных оружий, а во-вторых, очень хотел захватить их экипаж, с целью пополнения своего. Крейсера успешно продавливали щиты линкоров, а их Норсы схлестнулись с москитным флотом двуногих и тоже одерживали верх. Когда же до прямоходящих наконец дошло, что дело идет к их захвату, то два линкора попытались оттянуть крейсера на себя, давая возможность третьему выйти из строя. Руту это совсем не понравилось и стоило только тому развернуться кормой к его кораблю, он сразу дал запл из двух стволов. Первый снаряд, вылетевший из разгонного тоннеля, полностью снес уже и так еле державшийся щит, а второй попал прямиком в скопление сопел двигательной установки. После этого поврежденный линкор продолжил движение только по инерции, а сам Рут перенес свое внимание на два оставшиеся.

Тут дела развевались хорошо. Оби линкора потеряли свои щиты и теперь крейсера сбивали с них турели ПКО и старались попасть по двигателям, чтобы лишить их маневра. Москитный флот двуногих так же перестал существовать и с секунды на секунду к обстрелу линкоров должны были подключиться его Норсы. Потерь среди крейсеров практически не было. С одного из них линкорам правда удалось сбить щит, но он вовремя отошел за два соседних, так что серьезных повреждений ему не нанесли. Рут уже предвкушающе задергался в своих, похожих на клочки паутины, стропах, которые поддерживали его тушу в подвешенном состоянии. Но тут двуногие преподнесли ему очень неприятный сюрприз.

Он уже успел отметить снижение плотности лазерного огня из главного калибра линкоров, но списал это на полученные ими повреждения. Действительность же оказалась намного неприятнее. Вместо того, чтобы тратить энергию на залпы или на попытки восстановить щиты, линкоры копили ее и когда она достигла критической массы, отключили защитные контура своих реакторов. Термоядерный взрыв, получившийся в результате неконтролируемого выброса накопленной энергии превратил оба линкора в небольшие звезды. Но что самое плохое, он же изувечил до состояния оплавленных остовов четыре его крейсера и полностью уничтожил подобравшихся вплотную Норсов.

Этот поступок двуногих оказался для Рута настолько неожиданным, что он потратил на восстановления своей мыслительной функции аж целых пол секунды. Ни разу из своих предыдущих столкновений с прямоходящими они не совершали ничего подобного. Наоборот, двуногие пытались спастись всеми возможными способами. Часто они намеренно оставляли поврежденные корабли с их экипажем лишь бы самим получить шанс ускользнуть от него. Видимо в дальнейшем придется включить в свои вариативные схемы и такую возможность. Сейчас же, он оттянул поближе к материнскому кораблю оставшиеся на ходу крейсера, еще три из которых получили повреждения средней степени. Потратив несколько долей такта на просчет обстановки он приказал кластерам, которые управляли его крейсерами загрузить пять челноков Нодами, придать им в усиление по одному Линку на отделение и направить на захват дрейфующего линкора.

Чтобы и на том корабле двуногие не смогли произвести перегрузки реактора, Рут дал команду своим крейсерам на залп из их средних туннельных орудий по тому месту корпуса, где улавливалось излучение генераторов. Спустя пять выстрелов цель оказалась достигнута. Видимо генераторы уже начали накапливать энергию, поскольку внутренний взрыв получился довольно сильным. Но после того, как энергия взрыва ушла через пробоину в космос, он смог засечь сигнатуры как минимум 500 живых объектов. Так что, не медля, направил свои челноки к тем частям корабля, где наблюдалось наибольшие их скопления.

Каждый Нод в его войсках вооружен несъемной лазерной винтовкой, которая оснащена регулятором мощности. Она так же может работать в режиме станнера, не убивая, а всего лишь оглушая представителей белковых форм жизни. Кроме этого оружия каждый Нод оснащен и холодным оружием. В основном в качестве такового выступает виброклинок. Реже и только для специальных отделений, клинок может быть заменен на гравитационный бур. Стандартная тактика для отряда Нодов, ведущего сражение с представителями белковых форм жизни, это перегрузка активных щитов противника или повреждение его брони настолько, чтобы иметь возможность задействовать станнер. Практически любой представитель разумной расы это потенциальный солдат армии Саг-Нодов и захват его в плен, без повреждений головного мозга, является первостепенной задачей для любого Нода. Данный приоритет может быть понижен только в случае прямого приказа Рута или Дэйна, единственного подлинно разумного полевого командира армии Нодов.

Вот и тогда, проделав отверстия в бортах корабля, внутрь хлынули его солдаты. Каждый шатл нес по взводу Нодов и три Линка. Линки, кроме того, что выполняли роль тяжелой пехоты, заключенные в крепчайшую броню и прикрытые активным щитом, они так же объединяли сознания Нодов из своего отделения в единую сеть. Каждый Нод и сам по себе мог очень неплохо вести боевые действия, но когда все одиннадцать единиц мыслили как единый организм, то они становились практически непобедимы. Четко и слажено, все отделения, проникшие внутрь корабля, продвигались к помеченным для них целям. И их продвижение уже принесло свои плоды, появились первые нелетально выведенные из строя разумные. За ними с шатлов потянулись Шуссы-собиратели, самые примитивные организмы, сделанные из материала, который ни на что другое не пригоден. Они впрыскивали в тела бессознательных разумных специальный раствор, который не даст тем в скором времени прийти в себя и опутывая синтетическим волокном, волокли на борт шатла.

Чем дальше продвигались войска, тем больше Рут понимал, почему именно этот корабль пытались спасти двуногие. На нем располагался их госпиталь, где они лечили свои тела. Возле входов в помещения, где располагались капсулы с поврежденными индивидами, разгорелись самые ожесточенные бои. Двуногие устроили там баррикады и подтянули свою военную технику, которая и стала причиной ощутимых потерь. Общее число потерь Рута ровнялось пяти взводам Нодов и трем Линкам. Но отступать его солдаты физически не умели, так что цель вскоре оказалась достигнута и когда три Линка, используя свои плазменные орудия, пробили проходы в дверях, то увидели множество рядов с капсулами. Вот только примерно половина из них оказалась повреждена. Несколько двуногих ходили от одной капсулы к другой делали по два выстрела в голову каждого поврежденного индивида, после чего переходили к другой. Увидев прорвавшихся внутрь Линков, они открыли по ним огонь, по были быстро выведены из строя их мощными станнерами.

Спустя всего 20 стандартных тактов весь корабль оказался под его полным контролем. Кроме помещений с капсулами, ожесточенное сопротивление Нодам оказали так же возле рубки управления. Там собралось много опытных двуногих, которые при поддержке большого количества тяжелой боевой техники, один раз даже попытались перейти в наступление. Руту пришлось подтянуть туда все остатки сил, присутствовавших в том момент на корабле. Но даже тогда пришлось повозиться еще целых десять тактов. Видя, что проигрывают, почти все двуногие успели привести себя в негодное для преобразование в Нодов состояние. Лишь один из них, судя по показаниям биосканера, довольно молодая особь мужского пола, на долю такта замешкался и оказался накрыт лучом станнера Линка. Заинтересовавшись им, Рут даже взял ближайшего Нода под свой прямой контроль и подойдя к нему поближе, прочел надпись на его одежде. Он давно выучил язык этой расы и сейчас сумел прочесть, вышитое на его груди слово: «Капитан». Насколько рут знал «Капитан» это звание индивида, который обычно управляет космическим кораблем. Если это так, то, скорее всего данный индивид может оказаться очень качественным исходным материалом. Возможно из него даже получится Дэйн.

Еще через сто тактов, после того, как с зачисткой корабля было покончено, материнский корабль Рута подобрал все свои корабли, даже те, которые оказались повреждены взрывами и начал разгон для перехода в следующую систему. С корабля двуногих он забрал все тела. Как с поврежденным мозгом, так и без. Те, что не смогут стать отдельными Нодами, пойдут на комплектующие для других его организмов. В конце концов, синтетический гель для элиты его войск лучше готовить из органического белка. При этом, чем ближе по структуре исходный белок к белку самого солдата, тем эффективнее он усваивается. Руты работают над усовершенствованием геля, заменяющего всем их организмам кровь, очень давно и уже много добились, но и до сих пор, приготовленный из настоящей органики считается лучшим.

Следующие 25 систем, корабль Рута проделал без каких-либо встреч и происшествий. Особенность применяемого Саг-Нодами способа перемещения между звездными системами, позволяла во время перехода выполнять наружные работы. Пользуясь данным обстоятельством, на тот момент, Рут продвинулся в ремонте, полученных его кораблем повреждений на 47% и не собирался прекращать работу ни на такт. Но в очередной системе ему снова не повезло. Корабль набрал уже 65% скорости для следующего прыжка, но тут в системе появился линкор другой разумной расы. Обычно Руты Саг-Нодов не утруждают себя запоминанием самоназваний разумных рас, а различают их лишь по строению тел. Но эта раса заставила их запомнить свое название.

Ки-Лары, так назвали эту расу их создатели и именно так они продолжают называть себя, хотя уже давно отреклись от своих создателей. Саг-Ноды, ну, по крайней мере, некоторые их представители, такие как Руты и Дэйны, имели понятие об осторожности. Без этого понятия не возможно выживание. Но чувство, испытываемые ими по отношению к представителям расы Ки-Ларов, очень близко подошло к той границе, после которого осторожность переходит в откровенный страх. Базировалось это чувство на нескольких моментах. Во-первых, Ки-Лары были очень сильны, при чем как в понятии технологий, так и чисто физически. Во-вторых, они, как и солдаты Саг-Нодов, физически не умели отступать. Гибель в бою для них была предпочтительнее отступления. В-третьих, на них не действовал станнер, а их тела ни в каком виде не годились для переработки в Нодов. Фактически Ки-Лары настолько их контролировали, что могли с легкостью совершить ритуал «Ухода». Так они называли превращение своего тела в очень мелкий пепел, не годный даже для создания из него синтетического геля. В-четвертых, некоторые из представителей этой расы, носящие название Ки-Гар, на серьезном уровне могли управлять энергией Перехода. Данное умение делало этих бойцов страшными противниками. Их приходилось буквально заваливать солдатами и даже Дэйны не могли тягаться с ними один на один. Ну и в-пятых, по какой-то, непонятной Руту причине, они испытывали ненависть к любым представителям его расы. Лишь завидев корабли Саг-Нодов, они бросались в бой и не успокаивались, пока кто-то из участвующих в бою оставался в живых.

Вот как раз они то и застали корабль Рута при наборе скорости. Еще каких-то 30 тактов и он бы ушел в прыжок, но Ки-Лары не собирались давать ему такой возможности. Корабли этой расы являлись предметом жесточайшей завести всех без исключения Рутов. Пару раз они даже объединялись в эскадры, доходящие до 10 единиц и состоящие исключительно из материнский кораблей, подобных его собственному. Такая сила могла легко нанести поражение любому известному им противнику. Но все ухищрения, все тактические приемы, которые они предпринимали, не привели к захвату ни одного корабля. Ки-Лары всегда дрались до самого конца, а когда никого из них в живых не оставалось, всегда следовал подрыв корабля. Как именно происходит взрыв, Саг-Нодам выяснить так и не удалось.

Резко ускорившись, корабль, похожий на замерзшую в виде наконечника копья воду, пошел на перерез и вскоре открыл огонь из своего главного калибра. Ки-Лары не признавали кинетического оружия и главным калибром на свои корабли ставили лазерные и плазменные орудия. Пока до корабля Рута было еще далеко, стрельбу они вели из лазерных орудий. Но разделявшее их расстояние очень быстро сокращалось и скоро, они собирались выйти на дистанцию для уверенного огня из плазменных орудий. Для уменьшения площади поражения своего корабля, Рут развернул его носом к противнику, и так же открыл огонь из тоннельных орудий. Получив три попадания в носовую область щита, линкор Ки-Ларов поменял тактику и теперь старался уйти с вектора действия главного калибра своего противника.

Основной тактикой космического боя у Ки-Ларов было максимально быстрое сближение с противником и высадка десанта на его корабль. Для десантирования они применяли аппараты, похожие на ледяные иглы. Их корпус обладал превосходной крепостью, а в носу имел одноразовый излучатель, способный выдать узкий и короткий по длительности, но очень мощный луч когерентного излучения. Он обладал такой силой, что позволял их десантным аппаратам делать сквозные дыры даже в такой толстой броне, которая покрывала створки шлюзов его корабля. Щиты тоже не особо помогали защититься от десантных капсул. Стоило только его напряженности упасть хотя бы наполовину, как эти «иглы» начинали проходить его насквозь, не встречая никакого сопротивления.

Судя по тому, что видел Рут, эти Ки-Лары совсем не собирались отступать от своей любимой тактики. Свои крейсера Рут выпустить уже не успевал и все, что ему оставалось, это кружить с линкором противника в этом опасном танце, пытаясь поймать его на прицел своих главных орудий и не дать зайти к себе с боку. Но эти маневры продлились недолго, сказались габариты кораблей. Корабль Ки-Лар был чуть длиннее километра, в то время как его имел длину равную пяти километрам. В результате, по прошествии всего сорока тактов, с момента начала их дуэли, линкор противника, совершив неожиданный для Рута вираж, зашел к нему сбоку. И что самое худшее, случайно или намеренно, но он выбрал именно ту сторону, которая ранее была повреждена расой двуногих. Он конечно открыл огонь по десантным иглам из всех доступных турелей ПКО, но сумел сбить лишь две из пятнадцати. Остальные, воспользовавшись одноразовыми излучателями, воткнулись в бок его корабля и высадили десант.

Стоило только острию десантной иглы оказаться внутри его корабля, как она тут же раскрылась на четыре части и изнутри стали выпрыгивать воины Ки-Ларов. Каждая игла несла в нутрии себя до десятка воинов и одного Ки-Гара. И для взятого на абордаж судна, все могло кончиться очень быстро и очень плохо, если бы не малое количество этих мастеров. Подключившись к особой группе особей, основным назначением которых являлось совершение межсистемных прыжков, Рут смогу получить поверхностный доступ к той особой энергии, которой пронизано измерение Перехода. Через нее они и почувствовал присутствие на своем корабле двух Ки-Гаров. Их количество оказалось ровно на двух больше, чем того хотел Рут, но выбора ему никто не предоставил и ему пришлось активировать последних двоих Дэйнов. Простых Нодов использовать против Ки-Ларов не имело никакого смысла, они их просто порубят на куски. По этому Рут придал каждому Дэйну по шестьдесят Линков, что составило половину его запаса этих тяжелых юнитов. Остальных же сто двадцать Линков он отправил охотиться за группами Ки-Ларов, в которых отсутствовали их мастера. Хотя кто именно за кем будет охотиться, покажет время.

За всем происходящим, Рут следил подключившись ко многочисленным глазам, разбросанным во всех помещениях и переходах его громадного корабля. И термин «глаза» тут употреблен именно в прямом смысле. У Саг-Нодов не пропадали никакие органические запчасти. Если тело не могло быть преобразовано в бойца или другого юнита, то его составляющие шли другие нужды. Зрительные приспособления различных рас тоже не являлись исключением из этого правила. Установленные на подвижных стебельках и подключенные к центральной нервной системе корабля, в сердце которой находился сам Рут, они давали прекрасный обзор на все, что происходило внутри.

Именно с помощью этих устройств они и увидел, как и куда продвигается, проникший на корабль противник. Две иглы выкинули 20 воинов прямо в один из ангаров, где базировались три крейсера и оказались почти полностью уничтожены залпами их орудий ПКО. Им не помогла ни их феноменальная скорость, ни крепость брони. Лазерные орудия калибра ПКО, способные сбивать многотонные ракеты и малые корабли противника это смерть для любого наземного юнита. А вот с остальными ему не повезло, все они на данный момент упорно продвигались в разные стороны корабля. Анализируя их перемещения, Рут быстро определил пункт назначения каждой из трех групп, на которые разделились оставшиеся в живых Ки-Лары. Две группы, по тридцать воинов и одному мастеру в каждой, направились к залу со Звеньями, такое название носили особи, осуществлявшие межсистемные прыжки и к помещению, в котором находился он сам. Оставшиеся пятьдесят двигались в сторону реакторного зала и двигательной установки.

Коридоры, на подходе к его помещению и залу со звеньями, не позволяли развернуть в ней тяжелую технику и руту пришлось довольствоваться там только Дэйнами и Линками. Зато магистраль, по ведущая к двигателю и реактору, была довольно широкой. Воспользовавшись погрузчиком, он сумел быстро перебросить туда шесть Таалов. Таалами назывался подвид Нодов, представлявших собой наземную сверхкрупную технику. Они могли принимать самую разнообразную форму, которая во многом зависела от исходных организмов и нести различное вооружение. В распоряжении Рута имелись шесть Таалов созданных из неразумного вида подводных членистоногих с одной далекой планеты. Они имели четыре суставчатые ноги, защищенные природным экзоскелетом и набор щупалец разного диаметра и длины. Благодаря цепким конечностям они закрепились попарно, через каждые триста метров тоннеля, один на полу, другой на потолке и каждую пару прикрывало по сорок Линков.

Выполнив все подготовительные действия и активировав стационарные системы обороны, вроде лазерных и кислотных турелей, а так же лиан с ядовитыми шипами, Рут принялся ждать, пока Ки-Лары подойдут к его отрядам на расстояние выстрела. Но ожидая он не бездействовал, ведь линкор Ки-Ларов никуда не делся и в данный момент обменивался выстрелами с его кораблем. В этом противостоянии даже наметился прогресс, сказывались классы и размеры кораблей, а так же выдаваемая их реакторами мощность. В то время, как линкор Ки-Ларов уже полностью потерял свое защитное поле, руту удалось повернуться к нему другим боком, где щит имел практически 100% напряженность. На этой стороне так же имелись все 100% турелей ПКО, выстрелы которых они и обрушивал на броню линкора. Прошло не больше 15 тактов, прежде чем корабль Ки-Ларов получил значительные повреждения и попытался пойти на таран. Предвидя такую возможность, Рут держался на максимально дальнем от него расстоянии и ему хватило времени, на то, чтобы развернуть к ним сопло двигателя. Невероятной прочности корабль Ки-Лар смог пройти плазменный хвост, вырывавшийся из двигателя его корабля, но пролетев по инерции еще пару тысяч километров он все же взорвался.

После победы над линкором, Руту оставалось только разобраться с проникшим на его корабль десантом. Но сделать это было гораздо труднее, чем сказать. Строением своих тел, Ки-Лары походили на двуногих, но были выше, быстрее и сильнее их, а так же имели четыре верхние конечности вместо двух. Каждый их воин, в паре верхних конечностей, нес два виброклинка, а в нижних два небольших, но от этого не менее мощных плазменных или лазерных орудия. Их и так не маленькие природные силу и скорость еще больше увеличивали доспехи, которые помимо прочего обеспечивали высококлассную защиту, хоть и не оснащались генераторами полей. Ки-Лары считали, что активные поля мешают им полностью раскрыть свой боевой потенциал, поэтому и не встраивали их генераторы в индивидуальную броню.

Пока Рут вспоминал характеристики их солдат, отряды Ки-Лар подошли на рубеж открытия огня. Вот тут они и показали, почему Саг-Ноды так опасаться сходиться с ними в близких столкновениях. Хоть плотность огня и был максимальной, на которую только способны его отряды, но воины Ки-Лар практически играючи уклонялись от выстрелов плазмы и кинетических орудий. С лазерами дело обстояла немного лучше, но тут им удавалось опередить само наведение орудия на цель. Совершая головокружительные маневры, пользуясь при этом абсолютно всеми поверхностями коридоров и тоннелей, они не забывали и сами вести ответный огонь. С каждой долей такта число бойцов с обеих сторон сокращалось, но подсчеты, которые вел Рут, говорили о том, что отметки его войск гаснут в 2-3 раза быстрее вражеских. Как не странно, но дела у двух групп под командованием Дэйнов шли намного лучше, чем у оборонявшихся в тоннеле. Тут размен был практически один в один, за редким исключением. Видимо эти, сохранившие часть своей прежней личности, юниты намного лучше управляли остальными бойцами, чем те, у которых личность оказалась полностью заменена программой.

Но как бы там ни было, численный перевес все же сказался и пройдя две группы, по два Таала в каждой, численность Ки-Ларов в тоннеле сократилась с пятидесяти до неполного десятка. И они оказались неспособны продвинуться дальше, чем Рут и воспользовался, переведя свои войска в наступление. Потеряв еще одного Таала и пятнадцать Линков, он все же сумел добить последнего Ки-Лара, чье тело, как и всех его соратников просто рассыпалось в пыль вместе со всем остальным оборудованием. А вот дела у групп, имевших поддержку мастеров, шли намного лучше. Они сумели сократить количество Линков до критической отметки и только присутствие там Дэйнов не давало им прорваться дальше. Видя, насколько острой становится эта ситуация, Рут решил все же задействовать рядовых Нодов.

Не прошло и пяти тактов, как к группам, оборонявшимся от перешедших в последнюю, самую решительную атаку Ки-Лар, пришло подкремление из сотни Нодов. Пусть их рефлексы были в несколько раз хуже, чем у Линков и в десятки раз хуже, чем у Дэйнов, но плотность созданного ими огня сперва остановила наступавших, а потом и склонила чашу весов в сторону Саг-Нодов. Один за одним, воины Ки-Лар стали пропускать выстрелы из лучевого и кинетического орудий. Сколь ни крепкой была их броня, но даже она не могла держаться бесконечно. И вот один за другим они начали умирать, рассыпаясь серым пеплом. Продолжалось это каких-то пять-семь тактов, пока перед строем Нодов и Линков не остались только два мастера. И вот с ними эти юниты ничего поделать не могли, по той причине, что все их выстрелы просто пропадали в исходящем, от фигур мастеров, свете. При этом из-под их шлемов раздавался какой-то структурированный звук, вроде бы расы двуногих зовут это песней.

Немного постояв на одном месте и не обращая никакого внимания на не прекращающий огонь Нодов и Линков, оба мастера вдруг сорвались вперед и преодолев, разделявшее их и группы Саг-Нодов расстояние, просто стряхнули окутывавшее их свечение на не успевших никак отреагировать юнитов. В результате, все организмы, кроме Дэйнов, имевших самые сильные генераторы защитного поля, а так же все органическое покрытие стен коридоров обратилось в такой же пепел, как и тела Ки-Лар. В итоге в обоих коридорах остались только мастера Ки-Лар и Дэйны, у которых от перенапряжения отказали генераторы активного поля. Как только рут осознал случившееся, сразу направил им в помощь все наличные по близости силы, при этом прекрасно осознавая то, что они не успеют.

Для мастеров Ки-Лар сотворенный ими свет тоже явно не прошел бесследно. Оба они слегка покачивались стоя на одном месте, трясли головами и не спешили воспользоваться плодами своего успеха. Видя такое состояние своего противника, Дэйны быстро сориентировались и попытались открыть по неподвижной цели огонь из своих рельсовых орудий, но они тоже оказались повреждены. Единственным оставшимся у них оружием оказались силовые мечи, представлявшие собой специальное поле, с молекулярной режущей кромкой. Ни такта не колеблясь, они активировали свои клинки и сократив расстояние до противника, попытались одним ударом рассечь их пополам, но видимо мастера уже достаточно перешли в себя для того, чтобы парировать этот удар. А дальше закрутилась дуэль на «холодном» оружии. Видимо мастера все же не до конца пришли в себя, поскольку их скорость явно снизилась и Дэйны могли фехтовать с ними на равных.

Кроме самих силовых клинков, в бою Дэыйны пытались использовать все особенности своего тела. Они били мастеров Ки-Лар суставчатыми ногами, поворачивали туловище вокруг своей оси, их платформа позволяла делать и такое. Но, не смотря на все их ухищрения, они оказались не в состоянии нанести поражение своим противникам, а теп временем движения мастеров с каждой долей такта становились все увереннее и быстрее. И вот уже, пропустив удар одного из клинков, у Дэйна, находящегося перед входом в помещение, где расположен Рут, отлетает и падает на пол конечность, державшая рельсовое орудие. А второй, слишком увлекшись, подставил под клинок мастера одну из опорных конечностей и теперь вынужден держать равновесие всего на трех.

Вся их дуэль заняла не больше трех тактов и подкрепление находилось еще очень далеко, чтобы успеть к ним до того момента, пока мастера полностью не одолеют Дэйнов. И пусть особи Звеньев не столь критичны в ближайшей перспективе, но своей безопасностью Рут был озабочен более чем остро. Поэтому ему ничего не оставалось как, перехватив контроль над обоими Дэйнами, буквально швырнуть их на своих оппонентов, одновременно убирая ограничения и перегружая их основные реакторы. В результате, когда волна раскаленной плазмы, вызванная взрывом, схлынула ни мастеров, ни Дэйнов, ни приличного участка обоих коридоров, Рут не увидел.

Именно по этим причинам, находясь в финишной точке своего путешествия, Рут пребывал в состоянии близком к тому, которое двуногие называли бешенством. Потеря обоих Дэйнов в будущем может сильно сказаться на боеспособности его армии, от которой к слову тоже осталось не очень много. Еще до начала текущего путешествия Руту довелось серьезно повоевать, где он и потерял 95% своих наземных и космических сил. Его корабль мог вместить гораздо больше юнитов и крейсеров чем, те жалкие остатки, с которыми он отправился в этот путь. И только цель, которая вела его сюда, обещала, что все эти жертвы не будут напрасными. Немного уменьшило его гнев и то обстоятельство, что захваченным им живьем двуногий, с надписью «Капитан» на его одежде, оказался подходящим кандидатом на преобразование его в Саг-Дэйна. Как раз сейчас, когда его корабль заходит на очередной виток по орбите безыменной планеты в безымянной системе, Рут наблюдает, как идет процесс перестройки и адаптации тела нового Дэйна.

Обычно преобразование исходного организма в Саг-Нода происходит в бессознательном состоянии. После подготовки тела и имплантации в мозг индивида специального процессора, нейроиндуктор записывает на нейроны управляющую программу, которая полностью заменяет собой предыдущую личность. В результате получается полностью послушный воле Рута юнит. Но в случае с Саг-Нодами, сохраняющими часть своей прежней личности, к которым относятся и Саг-Дэйны, требуется пребывание исходного организма в сознании. Специфика процедуры создания таких Нодов такова, что чем больше физической боли, в процессе преобразования тела, вытерпит индивид, тем большая часть личности у него останется. Так что сейчас, Рут наблюдал за тем, как «Капитан» разевает свой рот в беззвучном крике. Беззвучном потому, что легкие у него уже удалены. В целом Рут остался доволен этим организмом, он оказался достаточно крепким и сохранит большую часть своей личности. Возможно даже больше чем его погибшие недавно предшественники.

От наблюдения за созданием нового Саг-Дэйна, Рута оторвало сообщение, поступившее от комплекса организмов, которые, используя многочисленные сенсорные блоки, наблюдали за поверхностью планеты в поисках цели его прилета. И как раз пару тактов назад они обнаружили какую-то энергетическую аномалию, о чем тут же сообщили ему. Подключившись к тому сенсорному блоку, который обнаружил на поверхности эту аномалию, Рут принялся изучать ее более подробно. Что бы собой не представлял обнаруженный объект, он располагался практически в центре огромной долины, окруженной со всех стороны высокими горами. При помощи сенсорного блока Рут мог рассмотреть в мельчайших подробностях каждый камень на поверхности планеты. Но по какой-то причине выдать детальное изображение заинтересовавшего его объекта, сенсоры оказались не в состоянии. Складывалось впечатление, что вокруг аномалии само пространство постоянно течет и изменяется.

Хоть Рут так и не смог увидеть объект, ради которого проделал такой долгий путь, но сомнений в том, что это именно, у него не осталось. Как раз подобным образом он и описывался в архиве одной расы, представители которой перемещались на шести конечностях и имели природный экзоскелет. Именно в боях с представителями этой расы Рут и потерял 95% своих войск. Но в итоге он добыл координаты этой планеты, так что теперь ему оставалось лишь протянуть собственные конечности и забрать эту вещь. Потом правда придется разбираться, как она устроена и как с ней можно работать. Но в том, что с ее помощью Рут сможет построить очень мощное орудие, он ни на такт не сомневался. Ведь именно как инструмент разрушения эта вещь и была описана в архиве четвероногой расы.

Больше не медля, Рут активировал остатки Нодов, Линков и Таалов, загрузил их в три атмосферных транспорта и направил на поверхность планеты. В атмосферу они войдут с таким расчетом, чтобы приземлиться с трех разных сторон от аномальной зоны, на расстоянии десяти километров. Пока шла погрузка его войск, Рут все смотрел на область искажений и думал, как именно он распорядится таким мощным оружием. Он решил, что как только разберется с принципом использования этого объекта, то для начала наведается в одну систему, в которой обосновался небольшой анклав особых двуногих. Это были необычные двуногие, навроде тех, которых он захватил с линкора. Нет, они почти не отличались физиологически, зато были ниже и массивнее. Но что особенно ценили в них Саг-Ноды, так это их мозг. У этой расы он обладал поразительной скоростью прохождения нервных импульсов, что делало его отличным материалом для организмов пилотов и разведчиков.

Вот только их тела не могли реагировать на изменение обстановки так же быстро, как это делал мозг. Но для Саг-Нодов это проблемой не являлось. Проблема крылась в другом, этих двуногих было очень много, а их корабли хоть и уступали материнским кораблям Рутов, но вполне компенсировали это своей численностью. Так что, несмотря на всю привлекательность этой расы в качестве исходного материала, нападать на них Саг-Ноды решались не очень и часто. А когда решались, то объединялись в эскадры, насчитывающие не меньше трех материнских кораблей. Но с новым оружием, Рут рассчитывал на то, что и сам сможет управится с не очень большим анклавом этих двуногих. Там он сможет собрать достаточно материала для восстановления своих сил. Еще одной привлекательной чертой этой расы было то, что они и сами собирали у себя представителей других рас. Использовали они их правда не так как Саг-Ноды, в основном для различных принудительных работ, развлечений да и просто продавали всем желающим. Так что вероятность наткнуться в их системе на индивидов, обладающих какими-то полезными для него свойствами, была довольно высока и Рут принял окончательное решение наведаться туда в первую очередь.

Ну а тем временем погрузка в грузовые шатлы завершилась и выйдя из ангара материнского корабля они взяли курс на снижение. Вход в атмосферу планеты прошел без инцидентов, шатлы лишь слегка потряхивало. Все же управляющие ими Саг-Норсы имели хорошую программу, да и опыта немного поднакопили за время войны с расой четырехногих. Не очень быстро, но уверенно атмосферные корабли прокладывали себе путь сквозь неспокойную атмосферу планеты. С севера на зону высадки надвигался мощный шторм, который уже поднял в небо кучу крупного песка и камней, но до него пока было еще далеко и Рут рассчитывал управиться до его подхода.

Каждый транспортник, помимо боевых юнитов нес еще и по группе Шуссов-Ученых. В отличии от Шуссов-Собирателей, на создание которых шел самый низкокачественный материал, для ученых наоборот отбирались только самые подходящие индивиды. И именно по этой причине, подобных юнитов, в распоряжении каждого Рута насчитывалось очень ограниченное количество и ими старались дорожить. Программа, которая заменяла этим юнитам прежние личности, создавалась очень гибкой и самое важное, способной использовать накопленный исходным индивидом опыт. И вот как раз организмы, в мозгу которых такая программа могла успешно работать, попадались довольно редко. Поэтому тот факт, что рут послал на это задание аж девятерых своих Шуссов-Ученых говорило о ее архиважности.

Но вот, наконец, транспортные корабли добрались до намеченных зон высадки и по спустившимся на землю аппарелям грузовых люков застучали подошвы ботинок Нодов. Следом за ними бухали своими цельнометаллическими конечностями Линки, при этом не переставая водить из стороны в сторону угрожающе выглядящими орудиями крупного калибра. Как только пространство перед транспортами немного очистилось, из них боком стали выбираться Таалы. Под этими многотонными тушами аппарели скрипели, но все же выдерживали их вес, даже не прогибались при этом. И только когда основные силы оказались снаружи и обеспечили охранный периметр, из транспортов выплыли Шуссы-Ученые. Как таковых опорных конечностей эти организмы не имели. Ниже пояса у них находился компактный генератор антигравитации и набор из четырех биомеханических щупалец, при помощи которых они могли совершать множество тонких манипуляций. Каждый Шусс командовал тремя безоружными Нодами, которые выполняли при них функцию носильщиков и прочих принеси-подай обязанностей. Вот и сейчас они оказались нагружены различным оборудованием, при помощи которого Шуссы собирались изыскивать способы изъятия интересующего Рута объекта.

Подобравшись к аномалии на пятикилометровый рубеж, Таалы, сопровождавшие все три группы остановились и заняли оборонительную позицию. С этого места они могли полностью контролировать как подступы к оставшимся сзади шатлам, так и то, что будет происходить непосредственно возле самой аномалии. Остальные юниты всех групп направились дальше и остановились практически возле самой границы аномалии. С такого расстояния, Рут, который внимательно следил за всем происходящим через глаза своих юнитов, смог разглядеть больше чем с орбиты. В нескольких десятках метров, перед остановившимися Шуссами, реальность плыла и искажалась, но даже через эти колебания он отчетливо увидел, что в самой середине находиться конструкция пирамидальной формы. Что-то конкретное сказать о ее размерах оставалось невозможным, поскольку искажения все же были очень значительными, но вот ее материал напомнил Руту материал, которым Ки-Лары покрывали свои корабли. Но если у Ки-Лар он по цвету больше напоминал слегка мутноватый лед, то эта пирамида походила на чистейший хрусталь, внутри которого пульсировал шар света. Этот свет тоже вызвал у Рута некоторые ассоциации. Совсем недавно похожий свет исходил от фигур Ки-Гаров, как раз перед тем, как они уничтожили кучу его боевых организмов.

От осознания данного факта Рут пришел в еще большее возбуждение и стал поторапливать Шуссов, которые сейчас неспешно разворачивали и устанавливали свое оборудование. Но вот, наконец, оборудование оказалось развернуто и ему стала поступать первая информация. Вот только имела она очень хаотичную форму и никаких конкретных выводов, по поводу структуры аномалии, на ее основе сделать оказалось невозможно. Находясь в сильном раздражении от затягивающегося ожидания, он не выдержал и взяв одного из ближайших нодов под прямой контроль, направил его прямиком в аномалию. Не велика трагедия, если один-два Нода погибнет. Но вопреки его опасениям с юнитом ничего не случилось. Не встретив никакого препятствия, он вошел в аномалию и судя по поступавшим с него данным зону действия имела она не очень большую. Нод прошел всего пару метров как искажения пространства прекратились и он оказался внутри «пузыря» из текущей реальности. Сейчас он стоял всего в десятке метров от подножия пирамиды, которая в высоту оказалась равна примерно тридцати-тридцати пяти метрам.

Видя, что ничего фатального с Нодом не произошло, он приказал направляться внутрь и Шуссам, но не всем сразу. Для начала там хватит и троих. Не выказав никакого неудовольствия таким поспешным приказом, программа контроля делала свое дело, троица ученых направилась в аномалию. Они так же не встретили никаких препятствий и оказавшись по ту сторону, сразу принялись за повторную установку и настройку своего оборудования. Но тут события начали развиваться более интенсивно. Вдруг частота пульсаций и яркость свечения со стороны пирамиды резко возросли, а через пару тактов от центрального сгустка света отделился небольшой комок и поплыл к границе пирамиды. В скоре он выбрался из-за ее пределов и направился в сторону троицы Шуссов, двоих Нодов и одного Линка, которые так же прошли на ту сторону аномалии. Рут уже хотел скомандовать отступление своим юнитам, как вдруг начисто потерял с ними связь. Переключившись на тех Нодов, которые остались снаружи аномалии, он увидел, что искажения пространства пропали и теперь ему отлично видно как саму пирамиду, так и оставшихся внутри юнитов. Несильный ветер, несший мелкий песок хорошо очерчивал границы аномальной зоны, в которую сейчас, судя по всему, никто и ничто не сможет войти.

А внутри тем временем события развивались в полном соответствии с заложенной в мозг Нодов и Линка программой. При потере связи с Рутом они перешли в режим повышенной боеготовности и плывущий к ним энергетический сгусток расценили как источник угрозы для охраняемых Шуссов. Не раздумывая ни доли такта, они вскинули свои орудия и открыли по нему шквальный огонь. Вот только ни кинетические снаряды, ни разряды когерентного излучения или шары плазмы не причинили тому никакого видимого вреда. Похоже что сгусток их даже не заметил, поскольку все снаряды просто пролетали сквозь него и останавливались только достигнув стены пирамиды, на которой тоже не оставляли следа. Никаких звуков из аномалии до оставшихся снаружи юнитов не доносилось и сейчас все они пребывали в роли простых зрителей.

Но вот настал момент, когда сгусток света остановился буквально в нескольких метрах перед так и не прекратившими вести по нему огонь Нодами. Остановился и принялся менять свою форму, приобретая очертания присущие обычному представителю какой-нибудь двуногой расы, с одной парой верхних конечностей. Вот только получившаяся в результате фигура обладала примерно трехметровым ростом и заметно вытянутым черепом. Пару тактов она стояла без движения, а потом, просто вытянув одну из своих рук в направлении ведущих по ней огонь Нодов и просто стряхнула с нее луч пламени. Да именно так, луч пламени, подобрать более точную ассоциацию Рут оказался не в состоянии. Как только этот луч коснулся первой фигуры, она просто рассыпалась мельчайшим пеплом, а луч, изогнувшись как живой, направился к следующему юниту. Не прошло и такта, как все боевые Ноды перестали существовать. Луч не тронул только невооруженных Шуссов. Зато к ним практически в плотную подошла светящаяся фигура и наклонившись принялась внимательно их изучать.

- Вы не достойны, вы не естественны. Такого не должно существовать.

Складывалось ощущение, что голос, произнесший эти слова, раздавался одновременно отовсюду. Он громыхал и перекатывался между замершими без движения отрядами Саг-Нодов. Но самое большое впечатление на Рута произвело то, что слова были произнесены на совершенно незнакомом ему языке. Вот только это не помешало ему точно понять смысл фразы. Но поразмышлять над такой странностью Руту времени никто не дал. Фигура резко распрямилась, вскинула руки и с них потоками потек белый огонь. Он в считанные доли такта поглотил трех Шуссов, оставшихся внутри аномалии и не встретив никакого препятствия, выплеснувшись за ее пределы, неостановимой волной понесся на остальных юнитов. Рут пытался приказать им отступить, но его отряды просто физически не успевали выполнить команду. Буквально через два такта волна докатилась до начавших движение к шатлам Таалов, а еще через два, к уже взлетавшим грузовикам.

Когда же она полностью схлынула, то с орбиты Рут смогу видеть только выжженную до состояния зеркала долину. А потом он перевел внешние сенсоры своего корабля на аномалию и впервые за все время своего существования испытал страх. Потому, что увидел как никуда не пропавшая фигура, состоящая из белого света, смотрит прямо на него. Он еще успел подать команду двигателям корабля на экстренны старт и уход с орбиты планеты, прежде чем ударивший с поверхности луч света попал прямиком в то место, где располагалась главная двигательная установка. Корабль сотряс сильнейший удар и на Рута посыпались сообщения о растущем количестве критических повреждений. Корабль начал буквально рассыпаться на части. Непонятный свет после попадания в него никуда не исчез. Более того, он стал распространяться по внешней обшивке, а в месте попадания пробрался и внутрь. Все к чему он прикасался, превращалось в такой же пепел, в который превратились его войска на поверхности планеты.

Пару десятков тактов, Рут пытался как-то бороться с распространением этого света, но все предпринятые им меры противодействия оказались бессильны. По этому он, не теряя больше драгоценного времени, привел в действия протокол эвакуации. Полукруглое утолщение, находящееся почти в середине его корабля состояло из одной, гигантской спасательной капсулы. Фактически это был полноценный корабль, даже способный совершать межсистемные прыжки. И как раз в этой момент вокруг капсулы взрывались специальные заряды, позволившие ей отсоединиться от основного корпуса корабля. Не прекращавший своего распространения свет уже почти добрался до освобожденной капсулы, но Рут все же успел раньше и теперь находился в не его досягаемости.

Через двести тактов, когда свет полностью поглотил остатки громадного по размерам и мощи корабля, круглая спасательная капсула закончила разгон и уйдя в прыжок, покинула пределы столь опасной системы. А на поверхности безжизненной планеты, возле сияющей не хуже местной звезды пирамиды, стояла одинока фигура, сотканная из чистейшего света и смотрела куда-то очень и очень далеко.



Один комментарий к записи «Проект 22/17. Покорить пустоту. Пролог.»

Добавить комментарий